16 день
Начала морозов
ElderScrolls.Net

Лилмот (город в Чернотопье)

Известен как «гноящееся сокровище Чернотопья».

Шевелить пальцами «обеих рук, будто пытаясь стряхнуть что-то липкое» — Лилмотский способ проявить беспокойство.

Загнилище — один из самых злачных кварталов Лилмота.

Эттен — имя помощника капитана стражи Лилмота.

«Миновав холмы старого имперского квартала, они оказались в древнейшей части Лилмота — Загнилище. В давние времена, когда Империя диктовала волю провинциям и могла обеспечить порядок в подчиненных ей землях, не только ящеры Чернотопья, но и люди строили здесь свои дома, но теперь только самые отчаянные смельчаки или безумцы рисковали искать пристанище в этих местах. Патрулей городской стражи тут днем с огнем не сыскать — лишь нищие, воры и грабители, чудовища… А еще противники главенствующей партии Ай-Зилиля, преследуемые за их политические убеждения».

Притон контрабандистов скумы в Загнилище выглядит приблизительно так: «Логово нашлось довольно быстро и оказалось обжитым углом поместья, настолько старого, что нижний этаж занесло илом по самый потолок. То, что уцелело, напоминало обширную, готовую обрушиться пещеру, что в общем неудивительно для этой части города. А вот то, что здание не было полно жильцов-самоселов уже казалось необычным. Таковой был всего один. По большей части он обустроил помещение разным хламом, но среди всего этого можно было найти пару неплохих кресел и вполне пристойную кровать… Они отступили в угол, к каменной стене. Здесь они нашли старую лестницу, которая вела на второй этаж, а потом принялись карабкаться еще выше по ветхим деревянным стойками каркаса, пока не достигли стропил. Девушка удивилась — что же за древесина может так долго сопротивляться сырости и гнили?».

Лилмот окружен каналом с водой, в который запущены натасканные на аргониан угри-потрошители. Не-аргонцев эти рыбки, впрочем, замечают заметно хуже, особенно если натереться угряной слизью.

В доме Аннаиг есть винный погреб и спиральная лестница, ведущая на верхний этаж с балконом.

«Внизу расстилался старый имперский Лилмот: стены разрушенных особняков, увитые виноградом, пальмовые сады, заросли бамбука казались вырезанными из черного бархата. Лишь кое-где город подсвечивала бледно-зеленая плесень, да парящие в воздухе желтые светлячки — дальние родственники смертельно опасных болотных огоньков».

Бухта, на побережье которой находится Лилмот, была названа имперцами «Олиис».

Лилмотом формально управляет городской совет под названием «Организм», одна из должностей которого звучит как «Господствующий Орган-лорд». Впрочем, ни для кого не секрет, что на самом деле всем заправляет партия Ан-Зилил.

В Лилмоте есть статуя Рыбака Зон-Мехла с выпученными каменными глазами. «Сейчас же от огромной каменной фигуры остались только голова и шея — прочее ушло в ил и мягкую землю, на которой стоял город. Впрочем, ничего удивительного. Большинство старых построек постепенно погружались в грязь, так что желающему посмотреть перепончатые лапы Зон-Мехла пришлось бы основательно перелопатить землю, а потом еще нырять в мутную гнилую воду».

Где-то в Лилмоте находится «величественная пирамида Изтаз-тститил-мехт. Совсем недавно из ила торчала только самая верхушка, но аргониане Лилмота под руководством «Ан-Зайлиль» раскопали ее, комнату за комнатой очистили от грязи и мусора, откачали воду и привлекли магиков, чтобы те наложили заклинания, не пускающие воду обратно». Стр. 35

«Старшие утверждали, что городскому дереву ни много ни мало — триста лет. Его корни проникали глубоко под Лилмот, пронизывая всю почву тоненькими усиками, но около комля они не уступали по толщине бедру взрослого аргонианина, без труда раскалывая каменные плиты». Стр. 35

Когда Светло-Глаз дотрагивается до корня, его посещает видение: «Чувства обострились. Мир заиграл яркими красками… Исчезли старые, полуразрушенные имперские склады. Вместо них в небо врезались верхушки грандиозных зиккуратов, возвышались огромные статуи, свидетельства великой славы и древнего безумия. Он чувствовал дрожь земли, обонял анис и возжигаемую корицу, слышал пение на старинных наречиях. Его сердце тревожно забилось при виде двух лун, что поднимались из клубов дыма и тумана, стелющихся по земле, заполняющих улицы и языками стекающих на гладь бухты». Стр. 35

«Чайки копошились, словно крысы, на улицах города и вдоль береговой линии. От жадности птицы отупели настолько, что утратили чувство самосохранения и даже не пытались взлететь из-под ног. Они с криками расклевывали дохлую рыбу, крабов, тающих под лучами солнца медуз и гниющие водоросли. Морские уточки облепили основание домов. Эта часть города просела так низко, что в двойной прилив море плескалось на улицах, захлестывая нижние этажи.

«Доки лениво покачивались на волнах, привязанные к длинному каменному причалу, который пришлось в прошлом году наращивать новым слоем известняка, поскольку старая постройка просела и погрузилась в землю. С тех пор как «Ан-Зилил» запретила иноземным купцам торговать в черте города, здесь, на причалах, возник стихийный рынок, шумный и суетливый. Торговцы горланили у корзин, заполненных рыбой с серебряной чешуей. Под длинной линией навесов, украшенных вывесками коловианских торговцев, продавались безделушки и амулеты, кухонные горшки, ножи и ложки, бутыли с вином и отрезы ткани. Светло-Глаз пару лет назад тоже работал здесь, помогая кузенам по материнской линии продавать тейлул — крепкое вино, сделанное из перегнанной патоки сахарного тростника. На самом деле они начали с торговли тростником, но, так как жили в двадцати милях от города, вскоре поняли, что везти несколько ящиков вина проще, чем плоскодонки, груженные тростником. И гораздо выгоднее». Стр. 36

Форма портового района напоминает «огромный каменный крест».  Стр. 36

Хекуа — старая редгардка, алхимик Лилмота. Стр. 39

По-видимому, никто из горожан не слышал о левитации, по крайней мере об успешных случаях ее применения. Однако, Лазарум из Синода понял заклинание, чтобы сотворить его. Стр. 39

На 400 миль вокруг Лилмота нет ни одного конклава Синода. Также, Синод не имеет представителей и в самом Лилмоте. Стр. 39

Лавка Хекуа «размещалась в большом зале, который некогда принадлежал местной Гильдии Волшебников. Трое или четверо из них все еще пытались ворожить в комнатах на втором этаже».

Аннаиг держит свое алхимическое оборудование в маленькой подсобной комнате.

Тстачалзан или «холодные убийцы» — единственные стражи не-арогониане в Лилмоте.

«…шагнул под выщербленную полуразвалившуюся арку из белого известняка, за которой начинался имперский квартал».

Аргониане не потеют.

Расстояние между южным побережьем Чернотопья и Лилмотом составляет примерно 15 миль.

© 2000—2018 ElderScrolls.Net. Частичная перепечатка материалов сайта возможна только с указанием ссылки на источник.
Торговые марки The Elder Scrolls, Skyrim, Dragonborn, Hearthfire, Dawnguard, Oblivion, Shivering Isles, Knights of the Nine, Morrowind, Tribunal, Bloodmoon, Daggerfall, Redguard, Battlespire, Arena принадлежат ZeniMax Media Inc. [12.14MB | 58 | 2,190sec]