26 день
Огня очага
ElderScrolls.Net
Главная » Произведения » Пепел Альд’Руна » 5. Зачаровашки и очаровашки

5. Зачаровашки и очаровашки

К утру бодрящий фонтанчик внутри поутих, но настроение было светлое и радостное. Кимри весело позавтракала с друзьями и отправилась на занятия.
Сегодня первым был урок зачарования. Тренировочный зал представлял собой ряды специальных столов с начертанными на столешнице магическими знаками, свечами и набором кристаллов душ — маленьких, но определённо заполненных. Кимри чувствовала, поднося руку к прохладным граням, странное напряжение и покалывание в ладонях, иногда ей даже казалось, что она слышит тихое низкое гудение.
Задание было — зачаровать простые матерчатые перчатки и медное колечко слабым заклинанием, например, каким-нибудь щитом, или утяжелением, или слабеньким лечением.
О последнем варианте Кимри подумала, что такие перчатки, если направить лечебные чары на себя, могли бы пригодиться для работы в саду, особенно с колючими растениями. Это и решила попробовать.

Первая попытка не удалась: кристалл души тонко хрустнул (гудение оборвалось с неприятным звуком порванной струны) и осыпался на стол тусклыми мутными осколками. Роггвара, кажется, тоже постигла неудача, судя по раздавшемуся из-за его стола возгласу: «А! Чтоб тя драугры сгрызли!» – и неожиданному всплеску, будто кто из чашки воду пролил. Норд, ворча, стаскивал с руки насквозь мокрую перчатку. Мастер Ульрик, наставник Роггвара, что-то принялся ему втолковывать, норд кивал, не обращая внимания на хихиканье одной из Двойняшек позади.

Кимри взяла второй кристалл и некоторое время держала его в ладонях, прислушиваясь и вглядываясь в голубовато-лиловые переливы в глубине. Снова положила в середину стола перчатки, установила кристалл в подставку, сосредоточилась, прикрыв глаза, и прошептала заклинание. Гудение в кристалле немного усилилось и вдруг плавно угасло, словно вода ушла в песок. Кимри взглянула на перчатки и улыбнулась: серую невзрачную ткань словно окутало лёгкое голубоватое сияние. Кристалл же исчез из подставки без следа. Кимриэль так и не смогла толком понять, что и как происходит в процессе зачарования, и почему исчезает кристалл. Но, похоже, на этот раз всё получилось!

Мастер Ульрик подошёл, надел её перчатки и одобрительно покивал, но тут справа раздался чей-то вопль:
– Ай! Ай! Ааааа!
Кимри ещё не успела сообразить, что случилось, а Роггвар уже вскочил, с неожиданным для его конституции проворством не то добежал, не то прыгнул на другой конец зала и, ещё не приземлившись, запустил в кого-то пухлым облачком из снега и пара. Оказалось, Ранве, рыжая Двойняшка попыталась зачаровать свои перчатки огненным уроном, но сделала что-то неправильно, и, надетые, они загорелись прямо у альтмерки на руках.
– Ну что с вами делать?! – возмутился Мастер Ульрик. – Я же строго-настрого запретил использовать опасные чары! Покажите ваши руки… Марш к целителю! В наказание к следующему занятию подготовите мне письменный доклад по правилам безопасности в классе зачарования! Марш, марш!
Ранве, насупившись и шипя от боли в обожжённых руках, выбежала из зала, Ката, проигнорировав оклик учителя, бросилась следом.

– Вот из-за таких безответственных ведьм простые люди и начинают бояться магов, – проворчал Мастер Ульрик. – Так, продолжаем, продолжаем! Кто справился с первым предметом, зачаровывайте второй.
Кимри подумала и решила сделать колечко увеличивающим привлекательность. Мелькнула мысль, что, если им разрешат оставить результаты своих трудов, можно будет надеть это колечко в Клуб Археологов. Вдруг поможет, и Мастер Аши-Иддан хотя бы не будет смотреть с таким явным отвращением… Вряд ли, конечно, но… Увы, оставшиеся два кристалла рассыпались, как и первый. Зато Роггвар помахал ей рукой в перчатке, принявшей странный вид — словно ткань обратилась в тонкое гибкое дерево.
– Что это? – шёпотом спросила Кимриэль.
– Защита от молний!
– У меня слабое лечение на себя. А второе не получилось.
Мастер Ульрик, ходивший по залу от ученика к ученику, снова оказался поблизости, и Кимри уткнулась в тетрадь, подробно записывая весь процесс зачарования и результаты.

На следующем занятии по изменению снова тренировали магический щит. Мастер Олквар заставил их основательно потрудиться, так что в столовую к обеду Кимри едва доползла и рухнула на стул, забыв даже взять себе поднос и еды. Ма’Даро проворчал что-то о том, как же быстро «избаловалассь эта девчонка», но еды ей принёс.
Усевшись между Кимри и нордом, хаджит увидел на столе колечко, зачарованное Роггваром.
– Шшто это? Зачаровашшка?
Он хотел было взять вещицу и неожиданно не смог. Норд едва заметно усмехнулся и принялся за еду. Ма’Даро фыркнул и попробовал ещё раз подцепить колечко когтем, но безуспешно. Попытался сгрести всей лапой — и не сдвинул даже на волос.
– Шшто за Шеггоратссские шштучки?!
Роггвар невозмутимо поглощал обед и словно не слышал. У хаджита даже шерсть на загривке встала дыбом от возмущения, а раздражённо дёргающийся хвост чуть не обмотался вокруг ножки стула:
– Тыы! Сскала ссскайримссская! Шшто это за… вещщщь?!
Норд сделал вид, будто только что заметил интерес товарища и, без особого усилия взяв кольцо и зажав его в кулаке, ответил небрежно:
– А. Это мне покачаться.
Он принялся сгибать и разгибать руку с кольцом, как если бы держал гирю: крупные мышцы так и заходили буграми под кожей. У хаджита глаза на лоб полезли от изумления.
– Сссколько же в нём весу?!!
– Не знаю точно. С козу, – пожал плечами Роггвар, переложил колечко в другую руку и наконец рассмеялся, глядя на совершенно обалдевшего кота.
– Приве… оооо!! – протянула только что подошедшая Лилисса.
Несколько секунд она восторженно таращилась на мощное плечо норда, продолжавшего свои упражнения, потом протянула руку и потыкала указательным пальцем в устрашающий бицепс.
– Как камень!
– Вроде того, – пробормотал Роггвар, кажется, несколько смущённый столь неприкрытым восхищением, и положил колечко обратно на стол.
Лилисса тут же, конечно, потянулась к нему, но Ма’Даро упреждающие прошипел:
– И не пытайссся! Оно весит «с козу»!
Босмерка захохотала:
– Это какой же красавице такой подарочек?!
Норд уткнулся в тарелку, и хаджит ответил за него, подпустив изрядно язвительности:
– Видимо, такой же, как он — сскайримссской!
– Иди к драуграм, – проворчал Роггвар. – Это упражняться. А то пока сидишь тут с вами, стулья протираешь — забудешь, как оружие держать.
– А что ж в Гильдию Бойцов не пошёл тогда? – подначил хаджит.
– Совсем мозги мехом заросли? – Роггвар звучно постучал пальцем по лбу. – Там магии не учат, ты в курсе?
– Да на кой она тебе?
– Не твоего мохнатого ума дело, — отрезал норд.
Бросив Кимри: «Я тебе место займу», – он поднялся и ушёл на следующее занятие.

Лилисса, проводив его взглядом, задумчиво повертела ложечкой в бокале.
– В Гильдию Бойцов его разве только наставником бы взяли… при его-то данных… И вообще, он молодец. Другой бы достиг и остановился, мол, хороший боец — куда ещё учиться? Пошёл бы в наёмники. Вот ты, котик, выучишься магии — разве пойдёшь изучать что-то из боевых искусств?
– Ещщё чего, – фыркнул Ма’Даро, – мехх поганить…
– Ну, вот…
Лилисса красноречиво пожала плечами. Кимриэль подумала, что на уроках разрушения, которые хаджит выбрал себе основными, тоже можно основательно попортить шкурку, но, по обыкновению, тоже смолчала и поспешила на лекцию по иллюзиям.

Учитель иллюзий, Мастер Астав, был удивительно красив. Темноволосый, синеглазый, высокий и прекрасно сложенный, бретон неизменно притягивал к себе взгляды, даже просто проходя по коридорам. Когда же он начинал говорить, лекционная замирала, утопая в бездне его обаяния. Злые языки поговаривали, что это лишь действие зачарованного амулета, но Кимри в такое не верилось.
– Итак, давайте вспомним, что такое — иллюзия. Это магия видимости. Изменяем ли мы суть вещей? Касаемся ли материи? Нет. Всё, что мы делаем — это заставляем зрителя поверить, будто мы нечто изменили, в то время как мы, в сущности, ничего не сделали. Иллюзия — это магия внушения, магия владения умами. Как вы думаете, что нуждается в особом развитии для того, чтобы стать успешным иллюзионистом?
– Привлекательность? – дерзко выкрикнула светловолосая Двойняшка, явно намекая на самого учителя.
Но он отрицательно покачал головой:
– Вовсе нет. Поверьте мне, настоящий иллюзионист может быть страшен, как столетний зомби! – по аудитории прокатился смешок. – Но все будут считать его очаровашкой. В том и смысл! Ещё идеи?
– Голос? – предположил Роггвар.
– Да! – Мастер Астав несколько театрально указал рукой на норда, но в его исполнении даже такой показной жест почему-то выглядел естественным. – Да, друзья мои, владение своим голосом — это очень важное умение. Разве придёт вам в голову подчиниться человеку, который разговаривает неприятно-визгливым ломающимся голосом? – учитель так противно проверещал эту фразу, что ученики дружно сморщились, будто прямо перед ними вылетел визжащий имп.
– Намного охотнее и люди, и существа реагируют на голос глубокий, объёмный, вызывающий ощущение силы говорящего, порождающий внутренний трепет у человека противоположного пола или необъяснимый страх и уважение — у человека того же пола.

Всё это учитель неожиданно произнёс так, что у Кимри по спине прокатила горячая волна мурашек, а голова слегка закружилась. Это было немного похоже на то, что она чувствовала под взглядом Мастера Аши-Иддана, но вместо парализующего страха — где-то в глубине, за грудиной, дрожал восторг, граничащий с преклонением…
Этим же самым голосом Мастер Астав скомандовал Двойняшке Кате выйти, встать возле него и что-нибудь спеть. Альтмерка вытаращила глаза от изумления, но покорно вышла и даже запела — к слову, весьма приятно, — но ошалевшее выражение её глаз многих заставило захихикать, так что бедняжка покраснела до корней волос и ухитрилась замолчать. Мастер Астав улыбнулся ей, чуть наклонился и что-то проговорил негромко на ухо, от чего Ката ещё пуще вспыхнула и стремглав унеслась на своё место.
– Способность сопротивляться магии иллюзии, – продолжил Мастер Астав, – зависит от вашей силы воли и интеллекта. Второе нужно для того, чтобы различить, что вами манипулируют. Должен заметить, что у нашей испытуемой это получилось! Первое же — сила воли — необходимо, чтобы держать себя в руках, даже если вы ощущаете воздействие. Итак, задание. Для начала нужно заставить партнёра совершить какое-нибудь простое действие. Например, почесать нос. Испытуемый не должен сопротивляться. Это самое простое, даже, пожалуй, грубое внушение, для него не нужно особой магии — достаточно простых знаний о том, как мы взаимодействуем друг с другом. Посмотрим, что у вас сейчас получится, и потом я расскажу вам небольшой секрет.
– А испытуемый должен знать, что именно его будут заставлять делать? – уточнил Роггвар.
– Для начала — нет. Иначе, зная, он будет инстинктивно сопротивляться, а это пока не входит в наше задание. Пусть испытуемый применит интеллект и сам распознает манипуляцию.

Все разбились на пары, и Роггвар, уже привычно усевшийся с Кимри, спросил:
– Ну, кто первый?
– Давай ты.
– Хорошо. Сейчас придумаю, что бы тебя заставить сделать…
Норд задумался, обхватив пальцами подбородок, а через пару секунд неожиданно вскинулся и, чуть нахмурившись, взглянул в окно. Кимри машинально тоже обернулась, чтобы увидеть, что привлекло его внимание. Лёгкий довольный смешок заставил её снова посмотреть на норда.
– А! – догадалась Кимриэль. – Ты этого и хотел!
– Точно! Давай теперь ты.
Она тоже задумалась и вдруг отчаянно зевнула, едва успев прикрыть рот.
Роггвар моргнул, но не удержался и тоже разинул рот в зевке.
– Отлично! – раздался неожиданно рядом с ними голос Мастера Астава. – У нас есть как минимум одна пара, разобравшаяся, в чём суть. Молодцы! Продолжайте. Хотя теперь вам будет труднее.

Попробовав ещё несколько раз поймать друг друга, Роггвар и Кимри, наконец, просто оба расхохотались над своими уловками и ужимками, причём норд заливался так, что сидевшие поблизости пары учеников бросили свои попытки и тоже начали смеяться. Мастер Астав подошёл, усмехнулся, взглянув Роггвару в глаза, и похлопал в ладоши:
– Ай да Роггвар! Вы ухитрились подчинить своей эмоции — раз, два, три… – семерых учеников! Отлично!
Подождав ещё немного отстающих, Мастер Астав завершил задание.
– Итак, что же самое главное в этом упражнении. Наш разум устроен так, что, во-первых, мы разговариваем не только словами. Больше того, слова передают нам менее половины всей информации! Мы слышим интонацию собеседника, видим выражение его лица, положение его тела, жесты — всё это разум фиксирует помимо нашей воли, и если собеседник неожиданно изменяет поведение, мы, даже продолжая слышать его спокойную речь, среагируем на жест, мимику. Почему? Потому что это заложенный в нас инстинкт, он нужен для выживания. Информация об опасности куда быстрее передаётся языком тела, чем языком слов. И второе — общаясь, мы все безотчётно копируем друг друга. Мы принимаем похожие позы, мы копируем жесты, интонации, мы как бы заражаемся собеседником. Это позволяет нам лучше понимать и узнавать друг друга. А специалист иллюзии также может воспользоваться этой особенностью, чтобы «заразить» собеседника нужным ему действием или состоянием.
– Или всех, кто рядом, – заметил Роггвар.
– Совершенно верно! Именно то, что вы с успехом проделали, – подтвердил Мастер Астав. – А теперь второе задание. Нужно предупредить испытуемого о том, что его будут пытаться заставить сделать. Испытуемый должен сознательно сопротивляться, а испытатель должен всё-таки постараться навязать свою волю. Начали!
– Ну что ж, – кивнул норд, – боюсь, мне придётся вызвать у тебя отвращение.
– Хорошо, пробуй, – согласилась Кимри, подумав про себя, что ему, видимо, придётся нелегко, потому что после того, чего она насмотрелась в Бравиле, пока пряталась у зловонного канала, мало что могло пронять по-настоящему…

Кимриэль думала, он будет ей рассказывать что-нибудь мерзкое, но Роггвар вдруг достал носовой платок, извинился, от души высморкался и принялся что-то там разглядывать. Кимри невольно поморщилась и отвернулась.
– Извини, – сказал ещё раз норд, – но ты попалась!
– Азура-Мать! – Кимри с досады даже вскочила. – Ну!.. ну!.. За это ты у меня напугаешься!
– Смелое заявление, – скептически ухмыльнулся Роггвар. – Пугать воина? Может, передумаешь, и выберешь что-то другое?
– Ещё чего!
Кимриэль притопнула ногой и, нахмурившись и сжав губы, уставилась на норда, будто намереваясь пробуравить его взглядом. Роггвар с минуту ждал, что будет, потом спросил, подняв брови:
– И это всё?
Она выдохнула, отводя взгляд, провела по лбу заметно дрожащей рукой, вдохнула как-то странно, неровно, и с усилием оттянула ворот робы. Норд забеспокоился, не перетрудилась ли его «сестрёнка».
– Что-то мне… – пробормотала Кимри невнятно и вдруг, закатывая глаза, мягко повалилась на пол.
Роггвар вскочил, пытаясь поднять её, и заорал на всю лекционную:
– ЛЕКАРЯ!
– Азура-Мать, – Кимри открыла совершенно ясные глаза и потёрла ухо, – не надо лекаря. Ты своим криком мёртвого подымешь!
Вокруг снова начал нарастать смех.
– Тьфу ты! Поймала! – расхохотался и Роггвар.
– Замечательно! – присоединился к смеху Мастер Астав. – И язык тела использовала, и сыграла на инстинкте защитника! Отлично! Вы оба прекрасно усвоили урок.
Кимри поднялась, опираясь на заботливо поданную руку норда.
– Но ведь мы совсем не пользовались магией, – заметила она.
Мастер Астав улыбнулся:
– Да. Так и есть. Но это — основа, то, что заклинаниями лишь заостряется и усиливается. Ими мы займёмся на следующем занятии.
Этот урок одновременно воодушевил Кимри и озадачил. Играть и тренироваться с Роггваром было весело и совсем не страшно. Она и не думала, что умеет держать себя так свободно. Было бы здорово, если бы этой смелости хватило до вечера…

Читать дальше: Глава 6. Настоящая археология

© 2000—2018 ElderScrolls.Net. Частичная перепечатка материалов сайта возможна только с указанием ссылки на источник.
Торговые марки The Elder Scrolls, Skyrim, Dragonborn, Hearthfire, Dawnguard, Oblivion, Shivering Isles, Knights of the Nine, Morrowind, Tribunal, Bloodmoon, Daggerfall, Redguard, Battlespire, Arena принадлежат ZeniMax Media Inc. [12MB | 62 | 1,366sec]