26 день
Огня очага
ElderScrolls.Net
Главная » Произведения » Пепел Альд’Руна » 31. Экспедиция: Форт Серого Принца

31. Экспедиция: Форт Серого Принца

Наутро Кимри проснулась с ощущением, что вчера случилось нечто прекрасное. Сначала удивилась: она помнила, как пропал Аранлор и как беспокоилась из-за этого, как потом его пришлось дважды лечить, а потом… Ах, да!.. Потом было… невообразимое и странное… Кимри невольно нашла взглядом Эно, он тут же обернулся и улыбнулся ей так, что стало ясно — ей не приснилось то безумие… Не понимая, что теперь с этим делать, данмерка выдавила робкое подобие улыбки и, подхватив сумку с вещами, поспешила сбежать в обеденный зал.
С завтраком покончили быстро. Никому кусок в горло не лез — в предвкушении скорой кульминации похода археологи были готовы скакать в форт Серого Принца прямо сейчас и хоть галопом! Мастер Аши-Иддан не стал их особенно сдерживать.

Легионеры уже ждали возле конюшни. Повозки оставили в арьергарде — торной дороги к форту не было, и возницам предстояло выискивать пригодный путь. Если верить карте, неспешным ходом добираться предстояло ещё день. Но путешественникам, не сдерживаемым теперь ни скоростью повозок, ни соображениями экономии сил, удалось доскакать туда к четырём пополудни, пропустив обед.
Перед входом во внутренний двор форта раскинулись четыре шатра анвильских стражников. Археологи и легионеры расположились во дворе. Кимри и Вита поспешно принялись готовить еду, остальные разбрелись по галереям и окрестностям форта. Только после позднего обеда и мытья посуды Кимри позволила себе тоже побродить вокруг.

Форт Серого Принца стоял высоко на холме, отсюда открывались захватывающие дух виды и на каменистые холмы вокруг, и на Абесинское море, и на Анвил. Позади форта на север смотрела старая разрушенная сторожевая башня, а с обрыва, обращённого к западу, далеко внизу виднелись айлейдские постройки, как и Фанакасекул, основательно затопленные.
Первую вылазку в глубины форта решили сделать уже сегодня, так что Кимри не стала задерживаться и вернулась в лагерь. Роггвар уже облачился в железную броню и ходил по двору, размахивая молотом, припоминая, как двигаться в тяжёлой кирасе, значительно менее удобной, чем призванная. Ма’Даро и Эно надели кожаные доспехи, и даже Лилисса, дурашливо прыгая на месте, натягивала кольчугу. Аранлор на протянутую ему лейтенантом Кугарисом кожанку презрительно скривился, но Мастер Аши-Иддан настоял, и альтмер подчинился. Кимри смотрела на всё это озадаченно: ей никогда в жизни не приходилось даже рассматривать доспехи вблизи, не то, что надевать на себя…
– Идите сюда, – подозвал её ашхан.
Кимри собиралась сказать, что не имеет представления даже, как застегнуть все эти штуки, но эшлендер протянул ей тонко звенящую мифриловую кольчужку.
– Это вам будет впору и не тяжело. Тарис, помогите!

Мастер Аши-Иддан оставил Кимриэль и пошёл проверять, как облачились остальные ученики. Подошедший Эно одобрительно погладил красивую броню, потом достал тонкую стёганку и велел сначала надеть её. Кимри послушно облачилась и позволила затянуть на себе ремешки наручей.
– Судя по тому, как нас одевают, в форте засело немало бандитов, – пробормотал Эно. – Держись рядом, что бы ни случилось!
Кимриэль встретилась с ним взглядом и вдруг успокоилась. Нечто, странным образом связавшее их вчера, оставалось здесь, тянулось между ними едва видимыми узорными нитями, и от этого всё остальное казалось удивительным образом не важным. Кимри улыбнулась и твёрдо сказала:
– Я справлюсь.
Подошёл Рис, бодро напевая своё «Да будет пламя!», махнул им рукой. Отряд археологов и легионеров уже собрался перед входом в форт, лейтенант разъяснял план действий: обследовать и, при необходимости, зачистить первый этаж, держать установленный строй (тут он особенно выразительно взглянул на Лилиссу), ни в какие запертые двери не ломиться, на другие этажи тоже.
Кимри и Эно с Рисом оказались почти в самом начале вошедшей в форт колонны. Это было разумно: никто лучше Кимриэль не умел чувствовать жизнь. Лейтенант велел беречь «магессу», как зеницу ока, и окружил их троицу плотным кольцом воинов, заметив, что лекарь им тоже, пожалуй, пригодится, а без барда совсем тоска на привалах будет. Легионеры посмеялись незатейливой шутке и бодро двинулись в двери форта.

Внутри оказалось сумрачно, затхло и пусто, но вскоре тут и там стали появляться следы присутствия людей: мусор, остатки кострищ, обрывки одежды, кости и всякая прочая дрянь. Приближаясь к большому залу, Кимри пристально вглядывалась в темноту, но зал был пуст. Впрочем, в одном из углов копошилась кучка крыс. Роггвар, шагавший в самом носу колонны, не стал даже за молот браться — расшвырял визжащих тварей кулаком в латной рукавице.
А вот за тремя изгибами коридора прятались четверо. Лейтенант послал Астию и ещё одного солдата из анвильских — они двинулись вперёд крадучись, обнажив кинжалы. Выражение лица имперки заставило Кимри внутренне содрогнуться. Разведчики скрылись за поворотом, и дальнейшее данмерка наблюдала магическим «зрением»: двое часовых, настигнутых Астией, упали беззвучно, третьего достал легионер, но не очень удачно — умирающий бандит заорал. Четвёртый — настоящий громила — выругался с явным орочьим выговором и ломанулся на имперцев. Они спешно отступили, но Кимри уже предупредила о приближении орка, и ему приготовили встречу. Правда, мало кто ожидал того, что случилось дальше. При виде выскочившего из коридора бандита Роггвар вдруг издал яростно-душераздирающий вопль, в два прыжка оказался возле ошарашенного орка и тремя ударами превратил огромного воина в комок мёртвой плоти.
Лейтенант догнал собравшегося было нестись дальше норда, нешуточно ударил в плечо и безжалостно наорал за нарушение плана действий и неподчинение приказам. Роггвар смотрел на него некоторое время, бестолково моргая, потом, словно придя в себя, кивнул и извинился. Кимри внимательнее присмотрелась к брату-норду и ощутила, что с ним творится нечто странное и тревожное… Но размышлять было некогда, лейтенант приказал двигаться дальше, и данмерка переключилась на обследование дальнейшего пути.

Ещё один коридор упирался в небольшой зал с колоннами, поддерживающими низкий потолок. Там, в дальнем конце, расположилось несколько человек, но они так скучились, что Кимри не смогла уверенно сказать, сколько их. Может быть, трое, а может и пятеро… ничего точнее. Лейтенант выслал Астию в разведку. Вернувшись, она сообщила, что бандитов было пятеро, но теперь — четверо: один не пережил встречи с её «подружками» — с этими словами имперка любовно поцеловала сжатые в руках окровавленные кинжалы.
Враги тем временем, видимо, что-то услышав, задвигались в их сторону. Роггвар вознамерился, было, рвануться в новый бой, но лейтенант жёстко осадил его и отправил вперёд легионеров. На этом сегодняшние сражения окончились. Коридор, ведший из очищенного зала с колоннами, раздвоился, и оба конца упёрлись в запертые двери. Причём, на одну из них было наложено заклинание-ловушка. Но её решили пока не снимать, чтобы раньше времени не привлечь внимания скрывающихся за дверью бандитов. С чувством выполненного долга отряд развернулся и покинул форт.
Вернувшись в лагерь, все, кому не пришлось чистить доспехи и оружие, устало повалились спать. Кимри снова приснился голос Азуры, но, проснувшись, она так и не смогла вспомнить, о чём был разговор.

Выбравшись из палатки, Кимриэль застала у костра Роггвара. Он был занят: смотрясь в отполированный щит Грациана, выбривал себе волосы по бокам головы, оставляя нетронутой треть шевелюры, отросшей до плеч. К тому времени, как он закончил, явилась Лилисса и молча вытаращилась на норда, потом фыркнула, хотела что-то сказать, но под его суровым взглядом благоразумно захлопнула рот.
Разделив оставшиеся волосы натрое, Роггвар попытался неловкими пальцами сплести их в косички. Увидев, что он вытворяет, Лис закатила глаза:
– Стой, дай я!
Тонкие пальчики намного лучше справились с задачей, и вскоре на голове норда красовались три аккуратные косицы, сплетённые сзади в одну и перетянутые кожаным ремешком.
– Ну, теперрь ты сущщий варрварр! – фыркнул Ма’Даро.
– Я — норд, – хмуро отрезал Роггвар. – Ежели кому не нравится — можно пойти порыдать на горе.
Лилисса чуть отошла, окинула мрачную физиономию оценивающим взглядом и заключила:
– Мне — нравится. Дикий, но симпатичный!
Кимриэль встретила смурной взгляд названого брата и улыбнулась ему ободряюще. Знать бы, о чём он думает, отвернувшись и не ответив на улыбку…
Продолжать освобождение форта отправились сразу после завтрака. Первый этаж так и остался пустынным, если не считать сбежавшихся на неприбранные трупы крыс… Кимри постаралась пройти мимо, не глядя.

Перед тяжёлой двустворчатой дверью, ведущей, как следовало из плана, в склеп, остановились. Мастер Аши-Иддан долго водил руками, прикрыв глаза, исследуя наложенное на замок заклинание. Потом прошептал несколько слов и резко провёл ладонью сверху вниз, словно что-то сметая. Замок звонко клацнул, и правая створка двери, глухо скрипнув, чуть приоткрылась.
Внутрь входили медленно и тихо. Кимри, тоже рассматривавшая план перед выходом, помнила, что этот широкий коридор делит помещение на две половины, и в обе стороны от него отходит по три узких прохода к комнатам с гробницами. Слева Кимриэль почуяла троих, справа — ещё пятерых. Лейтенант кивнул и дал знак тихо двигаться налево.
В тесном проходе можно было идти только по двое. Впереди крались Астия со своими кинжалами и Рис с луком наготове, следом лейтенант и ашхан, за ними Роггвар и Аранлор. Кимри и Эно поставили в середине. Позади них двигались хаджит с босмеркой и несколько солдат. Остальные остались в центральном проходе, тихо встав по двое у каждого выхода из боковых коридоров.
Шум впереди заставил Кимри задержать дыхание. Она не видела, что происходит, но, услышав яростный рык Роггвара и несколько сдавленных возгласов, почуяла — что-то неладно…
Проход заканчивался площадкой два шага на два и одним пролётом ступеней. Все, кто был впереди, поспешно спустились, но, кажется, несколько растерялись. Стоя наверху, Кимри увидела, что в середине длинной едва освещённой парой факелов комнаты кипит молчаливый бой: трое бандитов наседали на Роггвара, он, оскалившись, яростно вертелся между ними, каким-то чудом отбивая все удары и успевая наносить свои.
Не долго думая, Кимриэль призвала духа-защитника. Лейтенант и бард, выхватив мечи, бросились к дерущимся. Тут из второго прохода выскочило ещё двое бандитов. Ещё трое остались в центральном коридоре — оттуда тоже донёсся звон мечей.

Бой превратился в полный хаос, Кимри больше не понимала, что происходит, и только следила за нордом. Яростно ругаясь, подскочила Астия — ей рассекли плечо. Кимриэль отвлеклась на пару минут, помогая Эно лечить нервно шипящую воительницу. Едва дождавшись, пока рана затянется, Кварра метнулась обратно, но всё уже было кончено. Норд стоял посреди побоища, тяжело дыша и оглядываясь кругом диким, яростным взглядом.
Лейтенант, убедившись, что с врагами покончено, подошёл к Роггвару и попытался выругать за то, что он снова спутал все планы и пустил по ветру всю подготовку. Норд лишь невнятно прорычал какое-то ругательство, всей пятернёй размазал по лицу кровь, отпихнул Кугариса, растолкал остальных и размашистым шагом направился к лестнице. Когда он поднялся и оказался рядом, Кимри робко протянула руку к его плечу, но тут же отдёрнула, увидев вместо привычного добродушного лица брата-Роггвара — перекошенную, вымазанную кровью личину взбешённого воина… Пройдя мимо друзей, норд походя с размаху влепил молотом по стене — брызнули искры и каменная крошка, несколько осколков попали в застывшую поодаль Лилиссу и легионера. Рыжая пискнула, но Роггвар даже не обернулся.
Лейтенант Кугарис поднялся по лестнице, кляня чокнутого норда на чём Нирн стоит, и отправился собирать своих солдат. Мастер Аши-Иддан всё ещё оставался внизу, осматривая гробницы.
Кимри подошла к застывшей в столбняке подруге и обняла её. Босмерка прижала ладонь к рассечённой каменным осколком щеке и разревелась так по-детски горько, что у Кимри защипало в носу. Даже Ма’Даро принялся гладить рыжую по плечу, бормоча:
– Какой ззлокррыс укусссил этого дурррня…
Сухой электрический треск и оглушительный удар заставили учеников присесть, зажимая уши. Опомнившись, все бросились в усыпальницу и нашли Мастера Аши-Иддана перед открытой гробницей в самом дальнем углу комнаты. Тяжелая каменная крышка раскололась на множество частей, половина разлетелась по полу, часть осыпалась внутрь гробницы, а крупный кусок в головах остался лежать на краю, сдвинувшись и покосившись. Ашхан, успевший отпрыгнуть в угол и прикрыться магическим щитом, кажется, нисколько не пострадал, так что археологи нетерпеливо взобрались на высокое подножие гробницы и поспешили заглянуть внутрь.
– Ххха! – выдохнул Ма’Даро. – Щщит!
– Неужели тот самый? – не поверила Кимри.
Аранлор протянул руку и осторожно коснулся чешуйчатой поверхности с рядом крупных выпуклых костяных треугольников по центру, топорщившимся, словно хребет дракона. Мастер Аши-Иддан, подошедший последним, вынул Артефакт из гробницы, отёр рукавом пыль и каменную крошку, внимательно осмотрел и кивнул:
– Несомненно. Щит Опеки Акавира.
Лилисса, забыв на время о своих горестях, восторженно запищала и тоже потянулась потрогать тускло поблёскивающую поверхность щита. Ашхан, понимая, что легионеры, скорее всего, сразу спрячут свою реликвию и будут держать под усиленной охраной, позволил ученикам налюбоваться творением древних зачарователей. Кимри, созерцая окутывающие щит потоки магической силы, вздохнула, подумав: жалко и странно, что Роггвар ушёл — он ведь учится зачарованию, ему должно было быть особенно интересно…
Наконец, археологи покинули гробницу. Во дворе их ожидало ещё одно странное зрелище: лейтенант Кугарис и Роггвар стояли друг против друга и яростно орали, ругаясь так, что у Кимри уши разгорелись. Казалось, ещё немного, и они просто бросятся друг на друга! Мастер Аши-Иддан поспешил вмешаться, но шальной, непохожий сам на себя норд попытался его оттолкнуть. Как ни странно, ашхан и на палец не сдвинулся с места. Более того, он ухитрился взять здоровенного норда за плечо и повернуть к себе лицом. Взбешённый, Роггвар выкрикнул что-то странное, Кимри послышалось: «Tir!» Воздух вокруг норда дрогнул, лейтенанта Кугариса и ещё нескольких легионеров, стоявших рядом,
отшвырнуло шага на три. Мастер Аши-Иддан пошатнулся, но снова устоял и плеча рехнувшегося ученика не отпустил. Только взгляд его стал жёстким и колючим. Эшлендер сказал тихо, но так, что услышали все:
– Немедленно — прекрати — или я — наложу на тебя — паралич.
Кимри стало страшно. Она ясно увидела, что слова учителя не дошли до сознания Роггвара — взгляд его был по-прежнему затуманен яростью, а рука потянулась к рукояти молота… Ашхан начал читать заклинание, но в следующую секунду кто-то метнулся между ними, и в растерянной тишине раздался громкий звук пощёчины — раз! два! три!
– Дурак! Идиот! Придурок психованный!!! Варвар! Дуболом!!
Лилисса хлестала норда по лицу, с каждым ударом награждая новым нелестным эпитетом. Когда слова закончились, рыжая в ярости стукнула кулачками по нагруднику кирасы и зашипела от боли.
– Да иди ты в Обливион!!! – выкрикнула босмерка сквозь слёзы и бросилась прочь со двора форта.
Роггвар мотнул головой, обвёл всех мутным взглядом едва проснувшегося человека, сделал пару шагов вслед за рыжей, попытался расстегнуть ремни кирасы и вдруг рухнул, как подкошенный. Мастер Аши-Иддан коротко приказал:
– Эно, Кимриэль — помогите.
Они освободили бесчувственного товарища от доспеха, дотащили с помощью легионеров до палатки и с полчаса читали над ним восстанавливающие заклинания. Когда Роггвар очнулся, на него было жалко смотреть. Он смутно помнил, что творил, но совершенно не мог объяснить — почему. Ашхан велел ему лежать и начал следующее заклинание, но его прервал вошедший лейтенант Кугарис.
– Не подскажете ли мне, где ваш ученик Аранлор? – спросил он со странной почти угрожающей интонацией.
Мастер Аши-Иддан вскинул бровь и ответил отрицательно. Лейтенант стиснул зубы и задал ещё один вопрос:
– А не подскажете ли мне, куда вы дели найденный щит?
– Н’вах! – выругался ашхан, поднимаясь.
В это было невозможно поверить, но Аранлор, в самом деле, исчез вместе со щитом Опеки. После долгого бурного обсуждения, несколько раз едва не перешедшего в драку, легионеры и археологи решили на время разойтись по своим лагерям, остыть и постараться обдумать происшествие спокойно.

Весь ужас ситуации состоял в том, что Аранлор мог отправиться куда угодно. Например, его могли дожидаться на берегу сообщники, как предположил лейтенант Кугарис, и тогда можно считать, что щит они потеряли окончательно. Если альтмер увёз его на острова Саммерсет — пиши пропало. Но, с другой стороны, он мог попытаться скрыться где-то в холмах Золотого Берега, или в графстве Кватч, или рвануть в Хаммерфелл…
Все злились от того, что время стремительно уходит, вор всё дальше, шансов поймать его всё меньше, — а решение так и не находится.
Мастер Аши-Иддан уже некоторое время сверлил взглядом Кимриэль, отчего она чувствовала себя весьма неуютно. Наконец, улучив момент, когда все разбрелись, ашхан подозвал ученицу.
– Насколько я понимаю, – начал он, – ваш наставник обучает вас не вполне стандартным заклинаниям мистицизма. Ведь вам удалось проникнуть в мой разум, и даже не единожды.
Кимриэль вспыхнула и чуть было не принялась отпираться и бормотать извинения, но закрыла рот, так и не начав. Поскольку в ту же секунду поняла, почему Массарапал заговорил об этом. Ведь она, действительно, могла бы попробовать отыскать Аранлора. Если только ей хватит сил… И, пожалуй, нужно посоветоваться с Мастером Элидором…
– Если позволите, – ответила данмерка, наконец, – мне нужно немного времени, чтобы… подготовиться.
Ашхан кивнул и молча оставил её. Кимри вышла за стены форта, обошла его и уселась в траву под северной стеной, там, где никого не было, и куда не доносился шум голосов.
Мастеру Элидору, как и следовало ожидать, идея совершенно не понравилась. Но Кимриэль сказала решительно:
– Наставник, я не могу не попытаться! Я сделаю это, даже если вы не разрешите, простите меня.
– Это может серьёзно навредить тебе! Ты слишком слаба и неопытна для столь сложного действия! – негодовал альтмер.
– Так подскажите мне, что делать? Может быть, меня могли бы поддержать восстанавливающими заклинаниями? Или щитом? Или чем-то ещё?
– Восстановление, да. Но этого всё равно будет мало! – отрезал Мастер Элидор. – Ты даже не представляешь, на что замахиваешься. И пяти минут не пройдёт, как ты рухнешь замертво!
Кимри помолчала, раздумывая, и всё-таки решила высказать посетившую её весьма странную мысль:
– А что, если… если я попрошу о помощи Азуру?
– Во имя Восьми, что ты говоришь?! – изумился наставник.
– Я ведь для чего-то нужна ей, – попыталась объяснить Кимриэль. – Она уже так долго зовёт меня… Почему бы ей не поберечь меня, если я так важна?
– Это безумие.
«Ещё бы. И редкая наглость!» – подумала Кимри, живо представляя, как Мастер Элидор взволнованно расхаживает по своей комнате, заложив руки за спину.
– Это полное безумие, – повторил он. – Нельзя надеяться на помощь даэдрических принцев! Они непостоянны и непредсказуемы! Как такое могло прийти тебе в голову?!
– Всё-таки я должна попытаться, с помощью Азуры или без, – упрямо ответила Кимриэль. – Простите, что не могу быть послушной… Мне не нравится огорчать вас. Но я устала быть обузой для всех. Наконец-то я, действительно, что-то могу! Пусть даже у меня не выйдет. Но я хотя бы попробую!
Она ещё раз извинилась и прервала разговор, рассудив, что не может позволить себе продолжать тратить ни крупицы сил. Вернувшись во двор и найдя Мастера Аши-Иддана, Кимри сказала решительно:
– Я готова попробовать. Нужно тихое место, где можно сосредоточиться. Думаю, старая дозорная башня на севере может подойти. И ещё мне будет нужна ваша помощь. И, наверное, Эно Тариса. Я не училась тому, что собираюсь делать, так как наставник решил, что я ещё слишком неопытна. Это отнимет много сил. И, может быть, совсем не получится. Но я попытаюсь.
Ашхан некоторое время мрачно изучал непривычно упрямое выражение лица ученицы, потом кивнул, нашёл глазами Эно и жестом подозвал его. Трое данмеров выскользнули за ворота, никем не замеченные.
Вход в сторожевую башню оказался завален обрушившимися камнями, но Мастер Аши-Иддан, наложив на них заклинание левитации, легко расчистил проход. Внутри было довольно светло и очень тихо. Найдя место поровнее, Эно постелил плащ на траве у стены. Кимри села посередине. Ашхан объяснял ученику, что нужно пристально следить за жизненной силой Кимриэль и быть готовым в любой момент поддержать её заклинанием или, если состояние приблизится к опасному, — силой выдернуть из транса. Не дослушав, Кимри закрыла глаза и мысленно от души взмолилась Азуре, обещая, что в благодарность непременно сделает всё, чего захочет от неё Мать Данмеров. Собравшись с духом, Кимриэль погрузилась в дыхательные упражнения.

Мир сжался до размеров тонкой воздушной струи, перетекающей от края ноздрей в глубь грудной клетки и обратно. Перестав ощущать окружающее пространство и собственное тело, Кимриэль стала вспоминать лицо Аранлора. Его поразительно белые веки, от которых она всегда с трудом могла отвести глаз. Резко очерченные скулы и упрямый подбородок. Жёлтые глаза, ускользающие от прямого взгляда, таящие от окружающих настоящие чувства. Она вспоминала, как он раздражённо кривился, слыша смех Лилиссы и норда, как звучал его голос, споривший с учителем, как нервно поддерживали её его руки во время занятий акробатикой…
Ощущения нахлынули внезапно и такой сильной волной, что Кимри сбилась с ритма дыхания, раза три подряд судорожно вдохнула и несколько секунд никак не могла выдохнуть. Целая гамма противоречивых чувств и ощущений обрушилась на неё, сбивая с толку растерянное тело, не приученное к двойному потоку требований: оно не знало, дышать ли ему размеренно — или задыхаться от бега, сохранять ли неподвижность — или нестись изо всех сил, сохранять ли ровное сердцебиение — или гнать кровь по жилам быстрее, сильнее…
Аранлор боялся. Аранлор был в восторге. Аранлор был в панике. Аранлор был в экстазе. Он торжествовал от того, что всё вдруг вышло так поразительно легко. Он не мог решить, что теперь делать. Он собирался домой. Он хотел послужить Талмору. Он жаждал власти. Он жаждал мести! Он задыхался от отвращения. Он терпеть не мог оставшихся в лагере. Ещё больше он ненавидел своих родителей. Ничтожества, растратившие впустую величие древнего клана! Его переполняло презрение и отвращение почти ко всем, кого он знал. Чужие боги
вызывали у него омерзение. Его восхищало лишь могущество сгинувшей расы айлейдов. Он жаждал их знаний и силы, он мечтал стать одним из них. Он видел титанические залы айлейдской постройки и приходил в восторг от сияния прорастающих сквозь стены и потолок кристаллов. Он восхищался устройством хитроумных ловушек. И это всё теперь — его! Никому в голову не придёт, что он здесь, так близко! Даже той мерзкой чокнутой твари… Никто не найдёт ни его, ни бесценный щит, уже одаривший его невероятной удачей! Позволить тупым легионерам упрятать его в очередной форт? Или отдать такую реликвию недалёким родственничкам ради идиотских политических игр?! Расстаться со своими мечтами о настоящем, истинном величии непревзойдённого мага? Никогда! Он ещё покажет, на что способен! Он отплатит им за…

Видение внезапно погасло. Золотое сияние затопило всё поле зрения, кружась и мельтеша, сплетаясь и распадаясь тонкими нитями, оплело ярким коконом и куда-то потащило. Не чувствуя больше ни чужих эмоций, ни своих, не ощущая собственного тела, Кимри беспомощно падала, летела в неизвестность, опутанная смутно знакомыми хитросплетениями света и тени мягких золотых тонов. Кажется, только благодаря этому кокону она всё ещё не рухнула во тьму… Но тьма всё же близка, неизбежна и даже отчасти желанна. Тьма сулит покой. Почему бы этим нитям не отпустить её? Она так устала, так хочет отдохнуть… Но нет, они всё теснее и теснее оплетают её, пеленают в свет и тепло, баюкают, обнимают, зовут…
Так было целую вечность. Пока нити не стали мерцать, тускнеть и истончаться… Пока золото не стало серебром, блёклым, тусклым, словно подёрнутым пеплом… В серебряном коконе оказалось неуютно, нити его бодрили прохладой, но из глубины сложных сплетений то и дело прорывались багровые всполохи. Им не удавалось ожечь её, но оставаться возле них казалось опасным, словно бродить по краю жерла вулкана… Где же выход?

Кто-то снова позвал её. Голос был знаком, но растерзанный разум Кимри не мог вспомнить, откуда… Где она слышала этот плеск водопада и шелест травы? Серебряные нити растворились, исчезли, смытые лёгкой прохладной водой. Кимриэль хотела открыть глаза, посмотреть, где оказалась, но силы оставили её. Свернувшись клубком в густой мягкой траве, она провалилась в глубокий сон…
– Нашшёл!! Они здесссь, вссе тррое!
Кимри вздрогнула и с трудом приподняла веки. Небо наверху, очерченное краем каменного колодца старой башни, глубоко синело и мерцало звёздами. В расчищенный проём ворвался свет факелов, больно резанув заслезившиеся глаза. Рядом кто-то замычал, а голос ашхана резко прошипел:
– Уберите свет!
Ма’Даро выбросил факел наружу и шагнул к данмерам, которых искали, сбившись с ног, уже больше часа. Ашхан, оттолкнув мягкую лапу хаджита, поднялся сам, постоял немного, справляясь с головокружением, потом подхватил на руки Кимриэль и понёс её в лагерь, предоставив Ма’Даро помогать Тарису.
Уложив ученицу в палатке, Массарапал вышел ненадолго и вернулся со своей дорожной сумкой, достал несколько флаконов с зельями и велел Кимри выпить сначала один, потом ещё два. Ворвавшейся вихрем Лилиссе велел срочно приготовить побольше горячего чая. Когда хаджит привёл едва держащегося на ногах Эно, ему тоже досталось два зелья.
Котелок с чаем принёс Роггвар, следом втиснулась Лилисса с чашками — в палатке стало тесно. Но Мастер Аши-Иддан не стал никого прогонять. Протянул одно зелье и норду, всё ещё выглядевшему бледно и устало, потом велел всем пить горячее. Ученики молча подчинились и некоторое время цедили напиток, не решаясь нарушить тишину.
Наконец, убедившись, что все чувствуют себя сносно, ашхан спросил Кимри:
– Что-нибудь вышло?
Ей пришлось некоторое время посидеть, прикрыв глаза и усмиряя водоворот разрозненных образов в голове. Камень, коридоры, кристаллы, проросшие тут и там сквозь стены, вычурные кованые решётки, мысли альтмера…
– Он где-то недалеко, – сказала она, наконец. – В айлейдских развалинах. Он думает, что мы не будем искать так близко. И хочет спрятать щит.
– Принесите мне карту, – велел Мастер Аши-Иддан.
Через пару минут Ма’Даро вернулся с картой, следом за ним в палатку протолкался угрюмый лейтенант Кугарис.
– Вы кстати, – кивнул ашхан. – Подскажите, какие поблизости айлейдские руины?
Лейтенант, умело скрывая удивление, ткнул пальцем в две точки:
– Тут, на юго-западе, Гарлас Малатар. Тут, почти на севере, Белдабуро. Но первая на берегу и может быть сильно затоплена. Про вторую ничего не знаю.
Мастер Аши-Иддан кивнул и задумался.
– Полагаю, стоит послать разведчиков в обе. Он не мог не оставить следов.
Лейтенант кивнул и вышел, чтобы отдать приказы. Ашхан оглядел притихших археологов, задержал взгляд на норде, тут же виновато уткнувшемся в пол, велел ему остаться; Ма’Даро попросил проводить Эно; Лилиссу тоже попытался отправить спать, но рыжая упрямо уселась возле Роггвара и набычилась, всем видом показывая, что и на палец с места не сдвинется.
– Как себя чувствуете? – спросил Массарапал Роггвара.
– Хорошо, – ответил тот сумрачно, не поднимая глаз.
– Как я понимаю, прежде вам не доводилось впадать в подобное состояние?
Норд молча мотнул головой отрицательно. Вместо него вскинулась Лилисса:
– Что это было? Его заколдовали? Это опасно?
Ашхан взглядом прервал поток вопросов.
– Я не вижу следов магической атаки. Но я и не ожидал их увидеть. Мне доводилось наблюдать подобное раньше: воины Скайрима весьма склонны впадать в боевое безумие.
– Берсерк? – вскинулся Роггвар.
– Вижу, вы знаете, о чём я говорю. – Норд медленно кивнул. – Тогда вы понимаете, чем именно это опасно. Главная сложность ситуации в том, что вы
вряд ли что-то можете сделать, чтобы уменьшить эту опасность. Боевое безумие практически невозможно контролировать. Всё, что вам остаётся — это предупредить товарищей о вашей склонности, чтобы они могли сами позаботиться о своей безопасности до тех пор, пока вы не придёте в себя, а затем поддержать вас зельями или заклинаниями восстановления. И ещё рекомендую вам по возвращении проконсультироваться с Мастером Дэннилвен и вашим наставником.
– Понятно, – кивнул Роггвар сумрачно. – Спасибо.
– Сейчас вам лучше всего как следует выспаться.
Норд молча поднялся. Лилисса дёрнулась было за ним, но Роггвар, взглянув на неё, покачал головой, и рыжая, понурившись, села обратно.
Некоторое время Мастер Аши-Иддан изучал лицо Кимриэль, потом слегка качнул головой:
– То, что вы проделали, весьма… любопытно. И опасно. Подозреваю, вам ещё придётся столкнуться с неприятными последствиями, но даже предположить не могу, с какими именно. В любом случае, весьма рекомендую вам оставить вашу извечную робость, и при малейшем недомогании немедленно обращаться ко мне.
– Хорошо, кэна, – кивнула Кимри. – Спасибо.
Ашхан несколько секунд помолчал, словно хотел ещё что-то сказать, но передумал, поднялся и, пожелав ученицам доброй ночи, вышел вон.

Читать дальше: Глава 32. Экспедиция: Обретение и потеря

© 2000—2018 ElderScrolls.Net. Частичная перепечатка материалов сайта возможна только с указанием ссылки на источник.
Торговые марки The Elder Scrolls, Skyrim, Dragonborn, Hearthfire, Dawnguard, Oblivion, Shivering Isles, Knights of the Nine, Morrowind, Tribunal, Bloodmoon, Daggerfall, Redguard, Battlespire, Arena принадлежат ZeniMax Media Inc. [12.07MB | 62 | 1,235sec]