22 день
Начала морозов
ElderScrolls.Net
Главная » Произведения » Пепел Альд’Руна » 3. Невидимое, несдержанное, растраченное

3. Невидимое, несдержанное, растраченное

Наутро Кимриэль проснулась с тяжёлой головой и тяжёлым сердцем. Механически, как ржавый двемерский анимункул, оделась, умылась и причесалась, и также механически добрела до столовой, забившись там за стол в самом дальнем углу. Впрочем, Ма’Даро без труда отыскал её и уселся рядом, сонно промурчав что-то вроде приветствия. Следом пришёл Роггвар, сразу создав своим гороподобным торсом ощущение тесноты.
После первой чашки чая хаджит взбодрился и заговорил:
– Нну, и шшто это такое было вчера? Шшшто этот Ашшшши-даэдра-его-задерри-Иддан мнит о себе?!
Кимри вздрогнула и с грохотом уронила на пол ложку. Ма’Даро возмущённо фыркнул, нырнул под стол и оттуда глухо проворчал:
– Доводит учениц до неррррвного срррыва… шштоб его Обливион взял!
Кимриэль смущённо забрала ложку и, неожиданно даже для себя, возразила:
– Он… наверное, просто так воспитан…
– Ччего? – хаджит откровенно вытаращил глаза, зависнув над стулом, на который не успел сесть.
– Ты же говорил, что он — эшлендер и последний ашхан. Я читала, что эшлендеры вообще никогда не были особо дружелюбны с чужеземцами. А их ашханы привыкли к беспрекословному послушанию и поклонению по праву силы. Представь, каково должно быть после этого — здесь, где его, кажется, даже всерьёз не воспринимают…

Хаджит плюхнулся на сиденье и собрался что-то ответить, но его перебила подскочившая вчерашняя рыжая босмерка:
– О, соклубники! Доброго утречка!
Роггвар подвинул свой стул, чтобы Лилисса смогла устроиться рядом.
– Привет, рыжая лессная бестия, – встопорщил усы в улыбке Ма’Даро.
– Чего такие понурые? Совсем вас Мастер Аши-Иддан запугал вчера? – босмерка булькнула в чашку, но встретилась с серьёзным взглядом норда и чуть не поперхнулась.
– Не запугал, – произнёс Роггвар, будто камень на стол уронил.
– Это ж здорово! Значит, завтра вы все придёте, ура!
– А чего ты так туда рвёшшься? – спросил хаджит.
– Обожаю всякое старьё! – хихикнула рыжая. – Я выросла недалеко от развалин древнего города, и ты не представляешь, сколько всего там находила! Однажды откопала здоровый тяжеленный щит, окованный железом — мать меня чуть вместе с этим щитом за порог не выкатила! – Лилисса расхохоталась. – Вы бы видели, как я бесилась! Я ж его пока дотащила, чуть по мостовой не размазалась, а тут — вон велят! Отец заступился и сказал, что мне надо учиться на археолога. В общем, это то, что я люблю больше всего в жизни!
– Ну и ну, – покачал головой хаджит.
– А ты-то как там оказался? Вот уж кого я не ожидала увидеть на этом чердаке!
Ма’Даро насупился:
– Вот ессли бы хоть кто-нибудь меня послушшал, то давно бы уже знал. Я всего лишь хотел проводить Кимрри, шштобы не заблудилась в этих крысссиных норахх! А теперь, кажется, придётся ради неё заделаться котом учёным, шштобы она не обратилась в пепел под взглядом этого ашшхана.
– А тебе зачем? – любопытно уставилась на Кимри босмерка.
Кимриэль вздохнула, повертела ложкой в чашке, но так и не решилась ответить правду.
– Это… личное, извини, – пробормотала она.
Лилисса беспечно пожала плечами, мол, ну и ладно, и повернулась к Роггвару.
– А ты — тоже в качестве телохранителя?
Норд покосился на рыжую и неожиданно ответил:
– Не. Я деда хочу найти.
– А где он?
– Вот и я хочу знать — где. Уехал искать фамильную вещь и сгинул.
– Как интересно! – подпрыгнула Лилисса. – И ты так и написал? Это же здорово, Мастер Аши-Иддан любит, когда есть ясная цель!
– Слышь, ты бы ела. А то скоро гонг к занятиям, – проворчал Роггвар, утомившись от её болтовни.

После нудного урока истории у Мастера Терциуса и лекции по травоведению у Мастера Селены Флориа, которые Кимриэль просидела, как в тумане, Роггвар почти под руку довёл её до следующей лекционной, потому что данмерка уже второй раз попыталась свернуть не в тот коридор. Ей самой было досадно, но тоска, охватившая её после вчерашнего, никак не отпускала. Стоило только представить, что завтра придётся опять подниматься по жуткой лестнице в полузаброшенную башню и выносить презрение эшлендера, как на глаза наворачивались слёзы отчаяния.

Почему ей должно было настолько не повезти? Почему ей вообще всю жизнь катастрофически не везёт? Начиная с того, что она осталась без родителей, не понятно какого роду-племени, и заканчивая теперь тем, что самый нужный ей в Синоде учитель оказался высокомерным ашханом… И на что ей теперь надеяться?..

Голос Мастера Элидора немного привёл Кимри в чувства. Сегодня, как он и обещал, начали учиться обнаружению жизни. Первое задание было довольно простым: нужно было сесть спиной к лекционной и, не оборачиваясь, определить, кто именно из учеников пристально смотрел тебе в спину в течение полуминуты, пока остальные прилежно таращились в тетради или за окно. Кимриэль правильно определила пять раз из пяти. Роггвар четырежды ошибся и вернулся на место смурной, опять поминая Седобородых.

В следующем упражнении нужно было завязать глаза и крепко зажать уши, чтобы не слышать шагов, и так определить, сколько человек прошло мимо за твоей спиной. Кимри снова правильно определила все пять раз, и ей даже показалось, что она не просто почувствовала чьё-то присутствие, приближающееся и удаляющееся, но даже увидела внутренним зрением едва различимо светящиеся силуэты. Бедняга Роггвар не смог правильно определить ни разу… Кимри стало жалко добродушного норда, но она не решилась проявить сочувствие вслух: вдруг обидится?

В конце занятия Мастер Элидор указал каждому на ошибки, а Роггвара мягко похлопал по спине и сказал, обращаясь к нему и другим неудачливым ученикам:
– Ничего, не расстраивайтесь, не все призваны быть мистиками, и это вполне нормально. Зато вы наверняка хороши в магии другой школы. А простейшим заклинаниям, достаточным для выпускного испытания, я вас научу. Нужно лишь немного больше тренировки.
Направляясь на обед, норд всё равно недовольно ворчал:
– Семь потов сошло, как на Глотку Мира взлез, а толку ноль. Целого мамонта бы сейчас съел! – Он и вправду сгрёб на свой поднос приличную порцию еды и взгромоздился на стул. – Вот скажи мне, как это у тебя так легко выходит?
Кимри, без особого аппетита ковыряя вилкой салат, пожала плечами:
– Я, правда, не знаю. Просто чувствую.
Она, пожалуй, могла бы рассказать о бравильской школе уличной травли… Но гордость не позволила. Здесь никто, разумеется, не знал о её нищем детстве, и она не призналась бы ни за какие септимы.

Следующее занятие вёл Мастер Га-Хадж, аргонианин, наставник Ма’Даро по магии разрушения. Вот где Кимриэль чувствовала себя совершенно неуютно, несмотря на то, что все они, конечно, сначала изучили на уроках изменения простой щит от магии и занимались, используя его, и под строгим надзором учителя. Всё равно было ужасно неприятно видеть сквозь марево щита, как прямо тебе в лицо несётся сгусток пламени. Особенно, если напротив оказывался кто-то из безбашенных Двойняшек. Они вечно норовили нарушить правила и придумать какую-нибудь опасную дурость, которую гордо называли «боевой уловкой». Очень мило…
Впрочем, сегодня, на радость Кимри, Роггвар решил опекать её и здесь. Разрушение давалось ему куда легче, наверное, потому, что было, в общем, не намного сложнее, чем бой на мечах. Мастер Га-Хадж, конечно, прочитал им курс теории о том, как происходит трансформация магической энергии в реальное, физическое пламя, холод и молнию, но помнить об этом, раз научившись, было совсем не обязательно.
Однако, накатившая усталость сыграла с Кимри дурную штуку. Сначала она едва смогла поддерживать щит достаточно долго, чтобы защищаться. А потом, направляя на Роггвара поток замораживающего воздуха, она вдруг потеряла контроль над заклинанием. Никто сначала даже не понял, что произошло — просто тихий шелест ветра почему-то повысился до неприятного свиста. Роггвар едва успел что-то произнести, как его слабый щит с неприятным хрустом разлетелся под неожиданно возросшим напором, и ледяной поток сбил растерявшегося норда с ног, протащил через половину тренировочного зала и буквально впечатал в стену, окутав инеем и паром.

Мастер Га-Хадж с яростным шипением ударил Кимриэль одновременно по рукам и по лицу, выводя из опасного транса. Увидев, что натворила, она вскрикнула и бросилась к Роггвару, но он, ко всеобщему изумлению, оттолкнулся от стены и только встряхнулся, окатив сокурсников брызгами от растаявшего инея.
– Вам исссключительно повезло! – яростно просвистал Мастер Га-Хадж прямо в лицо и без того чуть не плачущей Кимриэль. – Никогда! Ни-ког-да не теряйте контроля над собой! Вы покалечите друг друга и заполучите истощение сами! Магия разрушения не терпит небрежности и больно наказывает!
Ученики притихли, и только Двойняшки где-то позади возбуждённо перешёптывались.
– Вы! – Га-Хадж ткнул чешуйчатым пальцем в Кимри. – Сссадитесь и отдыхайте до конца урока. Наблюдайте! И думайте, где допусстили ошибку. А вы, – аргонианин обернулся к Роггвару, – как ссебя чувссствуете?
Тот пожал плечами:
– Нормально. Мокро.
Мастер Га-Хадж несколько раз обошёл ученика вокруг, проводя вдоль его тела сухими узкими ладонями, и одежда под током горячего воздуха довольно быстро высохла. Норд несколько раз поморщился, но вытерпел молча.

После занятия Кимриэль робко подошла к нему и, едва осмеливаясь поднять глаза, выговорила:
– Пожалуйста, прости меня!.. – Роггвар обернулся в недоумении. – Я могла… навредить тебе! Прости…
Он вдруг улыбнулся:
– Неа. Не могла. Я же норд, забыла? Холодом меня так просто не взять. Я тренировался. Ты и с ног-то меня сбила только потому, что уж совсем врасплох застала.
– И не больно было?
Норд пренебрежительно двинул плечами:
– Не больнее, чем снежком по морде. Игра детская.
Кимри, низко опустив голову, пробормотала:
– А если б я огнём?..
Роггвар ухмыльнулся:
– А на это у нас знаешь, как говорят? Если б да кабы росли во рту светящиеся грибы, то был бы не рот, а фонарь наоборот.
Кимри фыркнула в рукав, и норд, довольный, что сумел развеселить, протянул ей свою широченную ладонь:
– Пошли, сестрёнка. А то, вон, Двойняшки шепчутся, опять чего-то удумали.
Кимриэль растерялась, но всё-таки протянула руку, и Роггвар так и повёл её, будто маленькую, в следующую лекционную на урок восстановления.

Мастер Дэннилвен, неожиданно низкорослая для имперки, но крепко и ладно сложенная женщина лет сорока пяти, взглянула из-за своего стола на вошедшую контрастную парочку и улыбнулась, но тут же нахмурилась.
– Кимри, – позвала она, – подойди-ка. Что с тобой случилось?
Кимриэль удивилась и покачала головой:
– Ничего, Мастер Дэннилвен.
– Ну, как же? Иди, иди сюда.
Целительница отвела недоумевающую данмерку за ширму и усадила там на стул.
– Милая, ведь я лекарь, я вижу, что с тобой что-то не так. – Мастер Дэннилвен оглядела её с ног до головы очень внимательно, поводила руками, не касаясь. – Кажется, кто-то так сильно тебя расстроил, что ты почти больна: напряжены мышцы здесь, здесь и здесь, и вся спина, повышена температура и понижена сила кровотока. Голова, наверное, кружится? И что с твоей магической силой?! Посиди-ка.
Мастер Дэннилвен встала позади, прошептала несколько заклинаний, ещё поводила вокруг руками, и Кимри почувствовала невероятное облегчение, словно всё у неё внутри было со вчерашнего дня завязано в тугие болезненные узлы, а сейчас их распустили, и сразу стало легче дышать, в голове прояснилось и даже как будто улучшилось зрение.
– Ну, вот, – улыбнулась целительница, – теперь уже лучше. В следующий раз, пожалуйста, заходи ко мне сразу, не терпи до такого состояния.
– Хорошо. Спасибо большое!
– Да, и постарайся сегодня лечь спать пораньше. Я, конечно, полечила, но телу нужно восстановиться и естественным образом, иначе завтра опять будет то же самое.
– Хорошо, Мастер Дэннилвен.

На занятии учились восстанавливать магические силы, и Мастер Дэннилвен выбрала Кимри в «подопытные». После нескольких демонстраций несложного заклинания, она больше не чувствовала такого опустошения, как после неудачи на прошлом уроке, и вполне могла попробовать что-то новое, не рискуя опять напортачить. Правда, Мастер Дэннилвен мягко приостановила её, положив руку на плечо:
– Пожалуйста, только три заклинания. И, все, я очень прошу вас внимательно наблюдать собственное состояние! Мастера магии восстановления, конечно, в первую очередь — целители, и эта профессия предполагает определённую степень жертвенности. Но, с другой стороны, если вы истощите всю свою магическую силу и рухнете без сознания, пользы от вас потом не будет дольше, чем если бы вы просто отдыхали между заклинаниями.
– Но ведь мы не жизненной силой лечим, а магической? – уточнила одна из Двойняшек. – Почему тогда можно потерять сознание?
– Нет, всё не совсем так. Мы лечим жизненной силой, взятой у природы. А на то, чтобы её взять и направить, мы используем магическую силу, модифицированную заклинанием. Но самое главное, дорогие мои, состоит в том, что наше тело — это не дом, построенный из камней, каждый из которых сам по себе. Тело — это, если продолжать аналогию, храм, целиком вырубленный в скале. И хотя разные части и способности в нас служат для разных целей, все они тесно связаны друг с другом. Сильный недостаток чего-то одного непременно сказывается на всём теле в целом! Очень важно об этом помнить, и когда вы рассчитываете собственные силы, и когда обследуете пациента и лечите его.
– Так вот чего ты сорвалась, – заметил после лекции Роггвар. – Чёртов ашхан всю душу из тебя вынул…
– Ох, пожалуйста, не надо! Завтра опять туда идти…
– Не бойся. Не бросим.
– Даже не знаю… Ма’Даро совсем туда не хотел. Зачем ему?
– Затем, чтоб клуб работал. И пусть только попробует отвертеться — я его за хвост притащу.
– Аххшшшш!!! – раздалось внезапно за спиной, так что Кимри чуть не подпрыгнула. – Так-то ты обо мне без меняау говоришшшшь!
– Котик, котик, он пошутил! – напрыгнула откуда ни возьмись Лилисса и буквально повисла на шее у рассерженного хаджита. – Ну же, расправь ушки, пригладь усики, мы же друзья, одноклубники, да? Нам нельзя ссориться, только шутить! Воот!
Рыжая принялась гладить хаджита по голове и чесать за ушами до тех пор, пока он в самом деле не успокоился. Роггвар же прищурился и с ухмылкой вернул коту его же фразу, передразнив хаджитский акцент:
– Шшуток не понимаешшь?
Ма’Даро фыркнул что-то неразборчивое, но Лилисса продолжала его тискать и тянуть за рукав:
– Ну-у, давайте, пойдёмте ужинать! А то я сейчас начну шипеть и кусаться, не хуже котика! Роггвар, не дразнись!
От того, что босмерка нечаянно повторила ему его же фразу, норд неожиданно оглушительно расхохотался и хлопнул Ма’Даро по плечу так, что тот аж присел:
– Слышь, мохнатый, хорош уже раздуваться! Жрать пошли!

Соклубники пришли в столовую, уже все вместе хохоча над очередной историей Лилиссы, а когда уселись с подносами за облюбованный стол в углу, к ним вдруг подошли Двойняшки.
– Привет! – сказала беловолосая, тонкая и высокая Ката Грайер.
– Кимриэль, мы у тебя хотели спросить, – начала рыжеватая Ранве Адал, а подруга закончила за неё:
–…как это ты сегодня Роггвара о стену ухитрилась припечатать?
Дальше они говорили не то вместе, не то догоняя друг друга:
– …что это за заклинание…
– …как называется…
– …где ты его выучила…
– …как ты его сделала…
– ЭТО ЖЕ ОФИГЕТЬ ЧТО ТАКОЕ БЫЛО! – закончили они в один голос, с восторгом таращась на растерявшуюся Кимриэль.
Ма’Даро тоже уставился на неё.
– Шшто эти полоумные трещщат? Ты? — его? — в сстену?!
– Ну… я нечаянно, – призналась Кимри. – Я была не в себе, и заклинание вышло из-под контроля. А Роггвар не ожидал, поэтому получилось, что его протащило…
– Да-а! – подтвердили Двойняшки с восторгом. – Это надо было видеть! Свист, шум, снег, пар — хшшшшш! — и шкаф в стене! А-бал-деть!
Роггвар молча закатил глаза от их бесцеремонности — слово вставить всё равно было некуда, особенно после того, как подключилась Лилисса.
– Клянусь Зелёным Соком, быть не может!
– Вот как есть — в стене, весь в инее толщиной с руку! И туманище на пол-зала!
– И что ему? Досталось?
– А ничего! Мокро, говорит! – Двойняшки захохотали.
– Ну, конечно, он же из Скайрима, они там, говорят, спят на снегу.
Роггвар многозначительно кашлянул и босмерка прикусила язычок.
– Болтают, – невозмутимо заявил норд. – У нас живут в каменных домах и спят на кроватях. Хотя я пару лет приучался спать на снегу. Закалялся.
– У-у-у! – восхищённо протянули Двойняшки.
Кимри, впрочем, почудилась в их восторге несколько глумливая интонация, хоть и довольно хорошо замаскированная.
– Короче. Не знаем мы ещё таких заклинаний, – отрезал Роггвар. – И слава богам. Кого другого могло сильно обморозить.
– Представляю, как ругался Мастер Га-Хадж, – покачал головой Ма’Даро. – Теперь понятно, почему он нас так гонял сегодня по безопасности. А вы — бррысссь! – шикнул он на Двойняшек.
– Ну и ладно, мы и сами что-нибудь придумаем! – синхронно махнули они руками, уходя.
– Не сомневаюсссь, – пробормотал хаджит.
Он не стал допекать Кимри вопросами, решив узнать потом подробности у норда, и ужин прошёл за непринуждённой болтовнёй, в основном — Лилиссиной.

Читать дальше: Глава 4. Наставник

© 2000—2018 ElderScrolls.Net. Частичная перепечатка материалов сайта возможна только с указанием ссылки на источник.
Торговые марки The Elder Scrolls, Skyrim, Dragonborn, Hearthfire, Dawnguard, Oblivion, Shivering Isles, Knights of the Nine, Morrowind, Tribunal, Bloodmoon, Daggerfall, Redguard, Battlespire, Arena принадлежат ZeniMax Media Inc. [12.03MB | 55 | 1,388sec]