20 день
Начала морозов
ElderScrolls.Net
Главная » Произведения » Пепел Альд’Руна » 27. Экспедиция — день второй: Графство Скинград

27. Экспедиция — день второй: Графство Скинград

За Сейа-Таром дорога полого спускалась и поворачивала вправо. Кимри снова поехала верхом, и вдруг поняла, что уже совсем не страшно, а даже удобно и приятно.
Лилисса и Роггвар снова унеслись вперёд галопом, вернулись, проскакали вокруг каравана, опять рванули вдаль и скрылись за поворотом. Вита покачала головой и обласкала их дурными щенками. Астия обернулась неприветливо и бросила через плечо:
– Было бы чему умиляться. Доносятся — влипнут, а мы их вытаскивать будем.
Вита осенила себя каким-то знаком, прикоснулась к амулету на груди, под рубашкой, и проворчала:
– Вольно тебе беду кликать…
– Это ж разве беда? – насмешливо отозвался из-за спины Морис, сидевший на козлах третьей повозки. – Что может быть прекраснее спасения огненноволосой юной эльфийки?!
– Её восторженный взор и благодарная покорность, конечно, – цинично хмыкнул Янус. – Или покорная благодарность.
Солдаты заржали, Вита презрительно фыркнула и хотела что-то ответить, но тут ехавший впереди лейтенант Кугарис остановился, вынудив стать весь караван. Неожиданное зрелище открылось за поворотом. Посреди дороги распласталась огромная пума, готовая вот-вот прыгнуть. Перед ней, почти так же низко припав к земле, сидела Лилисса. Протянув вперёд руки она что-то негромко бормотала. Позади босмерки с молотом наготове стоял Роггвар, но почему-то не мешал рыжей творить безумие — приближаться к разъярённо прижавшему уши и хлещущему бока хвостом хищнику…
Услышав шум подъехавшего каравана, норд обернулся и стал показывать знаками, чтобы никто не шумел. Однако лейтенант не стал отягощать себя размышлениями о том, что вообще происходит. Перед ним был враг, добыча — о чём тут думать? Короткий жест, звон тетивы и свист нескольких стрел. Пума вздрогнула, коротко рявкнула и, кажется, даже не успев понять, что уже убита, прыгнула вперёд и вверх — и тут же замертво рухнула на месте.
Лилисса обернулась с таким лицом, что Кимри стало дурно… Босмерка заверещала так пронзительно, что невозможно было разобрать слов, да и кричала она, кажется, на своём языке. Подлетев к лейтенанту, она яростно вцепилась в его сапог и чуть не стащила легионера с седла, продолжая кричать и не замечая текущих по лицу слёз.
Аранлор, неизвестно когда оказавшийся рядом, произнёс небрежно:
– Я-то думал, у них Зелёный Пакт, а не Мохнатый…
В следующую секунду Лилисса обернулась с бешеным воплем, и прямо в белое оторопевшее лицо альтмера с пронзительным свистом устремился рой стрел! Конь Аранлора шарахнулся в сторону и заплясал на месте. Но стрелы уже растаяли в воздухе, а Роггвар смог наконец поймать рыжую за плечи и оттащить в сторону. Она дёрнулась, попытавшись освободиться, но тяжёлые руки норда не так-то просто было сбросить. Обернувшись, Роггвар сказал лейтенанту:
– Езжайте дальше. Мы догоним.

Тиррус Кугарис невозмутимо кивнул, велел Янусу подобрать мёртвую пуму — не пропадать же мясу да ценной шкуре! — и караван двинулся дальше.
Кимри оглянулась и увидела, как подруга горестно рыдает в объятиях Роггвара. У неё самой защемило в груди и брызнули слёзы, так что пришлось отвернуться и опустить пониже голову, чтобы кто-нибудь не заметил. Над караваном повисло тягостное молчание — даже легионерам почему-то расхотелось балагурить.
Норд и босмерка догнали караван минут через пятнадцать. Лилисса, мрачно глядя перед собой, осталась рядом с Кимри, а Роггвар приблизился вплотную к Аранлору, опустил ему на плечо тяжёлую ладонь и хмуро сообщил:
– Ещё раз посмеешь её задеть — уложу.
Альтмер взглянул на него, надменно вскинув брови, но встретил взгляд холодный и спокойный, не выражающий ни гнева, ни ненависти — и счёл за лучшее промолчать. Роггвар удовлетворённо кивнул и вернулся к Лилиссе и Кимри.

Только когда дорога стала забирать круто вверх, все несколько оживились. Рис сказал, что Скинград уже недалеко, за этим холмом. Правда, на него ещё предстояло взобраться…
Подъём занял несколько часов. Уже почти у самой вершины, слева, из-за густых зарослей боярышника, показался прозрачный голубоватый столб света.
– Айлейдский колодец! – воскликнул негромко Аранлор и, спрыгнув с лошади, направился прямо к сиянию.
Мастер Аши-Иддан решил, что всем ученикам будет полезно понаблюдать древнюю магию. Спешившись и обойдя колючий кустарник, они остановились рядом с альтмером. Тот взирал на столб магического света с искренним благоговением. Мастер Аши-Иддан рассказал о свойствах айлейдских колодцев, но никто так и не рискнул коснуться сияния и попытаться заполучить магическую силу, неведомым образом украденную у звёзд.
Тонкий звон истекал вместе с сиянием из глубины колодца, и чем дольше Кимри вслушивалась в него, тем страннее чувствовала себя. Нежные хрустальные звуки словно орошали её прохладными каплями, и капли эти впитывались, порождая ощущение, похожее на действие восстанавливающих заклинаний. Данмерка почувствовала себя медленно переполняющимся сосудом — вот-вот непривычная сила заполнит её до краёв и хлынет прочь, смывая всё на пути…
Очнувшись от чьего-то прикосновения к плечу, Кимриэль отшатнулась от колодца и сделала пару шагов назад. Повернувшись, она обнаружила рядом Мастера Аши-Иддана, пристально изучающего её с ног до головы. Закончив осмотр он произнёс:
– Вам лучше вернуться к повозкам.
Кимри кивнула и послушно зашагала обратно к дороге. Вскоре вернулись все остальные. Лейтенант сообщил, что на другой стороне вершины холма есть святилище Кинарет, возле которого удобно будет устроить привал на обед.

К святилищу вела довольно узкая тропа, отходящая влево от дороги. Повозки не проехали бы по ней, так что их оставили на дороге под охраной Астии, хромого Сцелиана и молчуна Силиуса Трагуса, а лошадей стреножили и пустили пастись на густо поросших травой склонах.
Тропа некоторое время вилась по широкому уступу вдоль весьма крутого обрыва и закончилась возле привычного круглого сооружения с колоннами. Слева полого поднимался склон холма. Повернувшись же направо Кимри замерла, забыв дышать. Отсюда открывался потрясающий вид на замок Скинграда и ведущий к нему мост, красивее которого данмерка ещё не видела. Замок лепился нагромождением башен на вершине высокой скалы и живописно вырисовывался на фоне неба.
Казалось, до города всего ничего, но глянув вниз, Кимри поняла, что путь, пожалуй, займёт ещё часа два или три: пока спустятся с холма (каково ещё будет управляться с повозками, чтобы они не катились слишком быстро!), пока пройдут вдоль него и под мостом по глубокой ложбине, практически ущелью… Но какая же красота вокруг! Всё зелено, внизу, вдоль дороги, чередой возвышаются стройные тополя и густо лиловеют начинающие зацветать азалии: ведь уже середина месяца Руки Дождя , весна незаметно вошла в самую силу!

Вернувшись к святилищу, Кимри увидела, что легионеры обустраивают временный лагерь, разжигают костёр, Вита Колус хлопочет с посудой и продуктами. И только Роггвар обнаружился в самом святилище. Опустившись на колени, сев на пятки и сложив ладони на бёдрах, словно для медитации, норд, запрокинув голову, отрешённо смотрел в небо, в самую высь, и что-то бормотал. Поддавшись любопытству, Кимри подошла ближе и вслушалась. Оказалось, названый брат говорит на другом языке, и звук этих слов неожиданно странно подействовал на данмерку: у неё перехватило дыхание и посветлело перед глазами, по спине покатился волнами озноб, словно от каждого слова воздух, земля, весь мир тихо вздрагивал… Норд говорил медленно, по-особому упирая на согласные и растягивая некоторые гласные:
– Brit Kaan, ofan mii hin drem ahrk onikaan, hin kah ahrk mul. Vos gaar un zii ahrk aak nii zeim faal lok. Ahrk vos un wundun kos bahlaan. Draal, ofan mii hin aaz ahrk dun ahrk dein mii nol faal vulom. Lok, Thu’um.
От последних слов пелена перед глазами вдруг рассеялась, и небо словно распахнулось во всю ширь перед ошеломлённой данмеркой, окатило её мягким сиянием и восхитительным умиротворением.
Кимри попятилась, желая остаться незамеченной, оступилась, но кто-то поймал её за локоть. Оказалось, Эно. Кимриэль смущённо улыбнулась, припоминая, что он сегодня всю дорогу молчаливо следовал за ней, всегда где-то рядом, словно приглядывал. Направляясь к костру, она размышляла о том, нравится ли ей это, или смущает, или вызывает неловкость, но так и не пришла к окончательному решению. Потом Вита позвала её помогать с обедом, потом попросила отнести котелок с едой оставшимся возле повозок легионерам. Троица молчунов поблагодарили данмерку кивками — пожалуй, для них и это было сверх обыкновенного. Улыбаясь про себя, Кимри вернулась к стоянке и села к костру рядом с Лилиссой.

Пока обедали, Кимриэль обратила внимание на Аранлора, который снова постарался устроиться поближе к лейтенанту Кугарису и Мастеру Аши-Иддану, чуть не в открытую заглядывая в разложенную между ними карту через плечо имперца. Массарапал держал на коленях тетрадь, в которой делал какие-то записи и пометки, и альтмер явно был не прочь заглянуть и в неё, но не смел. По крайней мере, пока.
Почувствовав, что за ним наблюдают, Аранлор обернулся и прямо встретил взгляд Кимри. Неприятным было выражение его золотых прозрачных глаз, сияющих из-под тяжёлых белых век: надменным и вызывающим. Мол, да — я смотрю в карту, и да — мне интересно, что пишет ашхан. И что ты сделаешь с этим? Наябедничаешь? Кимриэль понимала, что это было бы глупо и бессмысленно: кто ей поверит? Но и взгляда не отвела. На несколько секунд оба напряжённо замерли. Потом Аранлор, как бы сдавшись, выдавил кривую улыбку и с нарочито церемонным кивком отвернулся.
– Ки-им!
Данмерка вздрогнула, только сейчас сообразив, что Лилисса, кажется, уже давно теребит её за рукав, пытаясь что-то спросить.
– А? Прости, что ты сказала?
– Я говорю, давайте попросим Мастера Аши-Иддана, чтобы он разрешил нам погулять по городу! Я однажды была тут, давно, ещё мелкой, но мне ужасно понравилось.
Не дожидаясь ответа, рыжая сорвалась с места и поскакала к ашхану со своей просьбой. Мастер Аши-Иддан выслушал её и спокойно кивнул, сообщив, что времени для этого, очевидно, будет достаточно.
Быстро покончив с обедом, походники вернулись к повозкам и двинулись вниз по холму. Спустя два с половиной часа они прошли под колоссальной аркой замкового моста и увидели Восточные ворота. Повозки и лошади в сопровождении легионеров отправились вдоль северной стены города к конюшне «Приятное путешествие», археологи же вошли в город.
Было несколько странно оказаться первым делом в разделяющем город овраге, под мостом. Пришлось пройти его почти на всю длину, до второго моста, чтобы только тут свернуть налево и оказаться, наконец, на оживлённой улице неподалёку от гостиницы «Две сестры».

Этот город, в котором каждый дом походил на каменную крепость, поразил Кимри. Двух и трёхэтажные дома нависали над чистой мощёной улицей, но скорее вызывали чувство основательности и защищённости, чем подавляли. В гостинице оказалось очень светло и уютно, в каминах весело трещали дрова, стены украшали ковры и картины. В обеденном зале было довольно шумно, но люди просто разговаривали: не было видно пьяных или каких-нибудь подозрительных посетителей — обычные добропорядочные горожане, проезжие торговцы, пара легионеров с незнакомыми Кимри гербами на щитах.
Наскоро перекусив, археологи, с разрешения наставника, высыпали обратно на улицу и остановились, решая, куда пойти сначала. Мнения разделились: Роггвару интересно было сходить в Гильдию Бойцов, Аранлору и хаджиту — к магам, Лилисса металась между тем и другим… В конце концов, решили, что нет смысла бродить по городу толпой, и компания, разделившись, мгновенно растворилась на улицах. Кимри в растерянности обнаружила, что осталась в обществе Эно.
– Надеюсь, ты не будешь против, если я познакомлю тебя с этим городом? Однажды я прожил здесь месяц и неплохо ориентируюсь.
Кимриэль пожала плечами: особого выбора у неё не осталось. Тарис предложил пойти сначала в Великую часовню Юлианоса. Они перешли на соседнюю улицу, и Кимри невольно остановилась, поражённая открывшейся картиной. Улица выходила прямо на храмовую площадь, и восхитительной красоты собор возвышался над ней, занимая собой всё пространство, устремляя к небу стрельчатые арки окон, забранные цветными витражами, и башню со шпилями. Шагая по улице, Кимри больше ни на что не могла смотреть, понимая краем сознания, что выглядит сущей деревенщиной, но не в силах совладать с собой. Минут десять она простояла перед входом в храм, рассматривая огромный витраж с символами Девяти над ним.
Внутри собора было поразительно тихо и на удивление аскетично — простые деревянные скамьи, алтари Девяти вдоль стен, большой алтарь в центре. Но свет, проходящий сквозь цветные стёкла витражей, превратил простую строгость серого камня — в возвышенное пространство световых лучей и пятен.
Выйдя из Великой часовни, данмеры заглянули на городское кладбище, охраняемое статуей Юлианоса, потом прошли по мосту через овраг, оказавшись среди богатых особняков. Эно повлёк спутницу к воротам из города. Кимри следовала за ним безропотно, молча осмысляя переполняющие её впечатления и признаваясь себе, что рада отсутствию остальных археологов — не нужно ничего говорить, не нужно делать вид, что слушаешь, можно просто безмолвно впитывать впечатления и слагать их тихими картинами в памяти.
За воротами хорошо утоптанная тропа поднялась на холм и привела путешественников к замковому мосту. Ничего величественнее Кимриэль в жизни не видела. Странно, но даже Великий Западный мост к Имперскому городу поразил её меньше. Может быть, потому, что отсюда, по правую сторону, открывался потрясающий вид на Скинград: весь город был как на ладони! По левую же — простирались холмы и фермы, окружающие город, зелёные, цветущие, богатые.
Магнус клонился к закату, окрашивая ясное небо над городом всеми оттенками огненного и розового. Кимри замерла посреди моста и отказалась двигаться с места. Впрочем, Эно не настаивал. Так они простояли всё время, пока светило, чиркнув краем по шпилю Великой часовни, не скатилось за дальние горы. А небо ещё долго горело багрянцем, переходящим к зениту в густо-лиловую тьму, усыпанную мириадами звёзд.

Кимри заметила, что не на шутку замёрзла под сильно посвежевшим ветром, только когда Эно набросил ей на плечи свой плащ. Очнувшись от созерцания, она смогла лишь выдавить благодарную улыбку.
В замок идти было поздно, да и их наверняка уже ждали в гостинице. Ещё раз взглянув на панораму Скинграда, расцвеченную зажегшимися огнями в часовне и в окнах домов, Кимри и Эно вернулись в город. Вечерние улицы, освещённые фонарями, показались ещё уютнее и роскошнее. Данмеры прошли мимо особняков, немного постояли у статуи Рислава Праведного, потом зашли в Гильдию Магов. Никого из друзей там не застали, но Кимри снова подивилась: как же роскошно живут в Скинграде! Бравильская Гильдия рядом с этой казалась убогим притоном, да и убранство в форте Синода, честно сказать, было куда скромнее.
Узнав, что друзья-археологи покинули Гильдию с полчаса назад, Эно и Кимри поспешили вернуться в гостиницу. Правда, им пришлось снова пересечь овраг по мосту и пройти сначала на юг по улице ремесленников и простых жителей, потом на восток по улице, ведущей к храму, и, наконец, свернуть на север, мимо знаменитой пекарни Салмо.
Все уже были в сборе, и Кимри опасалась, что Мастер Аши-Иддан отчитает их, но он лишь сообщил, что ночёвка будет в лагере «Скользкий Уклон». Там уже расположились легионеры, а на конюшне ожидают лошади.
За городом было свежо и влажно. Одуряюще пахло травами. Кимри вспомнила, что на ней до сих пор плащ Эно, и поспешила достать свой. Подойдя к Тарису, Кимри замялась: ей хотелось поблагодарить его за заботу и за дивную прогулку, но она не знала, как… Эно, видя её замешательство, улыбнулся, заглянул в глаза и, коснувшись её плеча, спросил:
– Растеряла слова?
Кимриэль смущённо кивнула, всё ещё пытаясь справиться с немотой, но Эно вдруг протянул руку к её лицу, и последние мысли покинули голову Кимри. Она могла лишь молча смотреть, как его пальцы неуверенно приближаются к её щеке, замирают нерешительно, потом чуть касаются пряди волос возле уха, поправляют отворот капюшона и, отпрянув, скрываются в складках его плаща.
– Мне также не хватает слов, чтобы выразить, какое… какую радость доставила мне наша прогулка, – произнёс Эно, пряча глаза, и церемонно поклонился.
Кимри так и молчала весь оставшийся вечер: пока ехали меж знаменитых виноградников, пока поднимались по холму в лагерь, пока устраивались на ночлег. Лекцию Мастера Аши-Иддана она откровенно пропустила мимо ушей, в чтении и обсуждении учебников по истории и иллюзиям не принимала участия. Мастеру Элидору этим вечером достался очень краткий отчёт о произошедшем в Сейа-Таре и — череда образов Скинграда. Ещё с час Кимри потратила на запись в дневнике, а после долго не могла уснуть, перебирая картины, мысли, чувства…

Читать дальше: Глава 28. Экспедиция — день третий: Люди живые и мёртвые

© 2000—2018 ElderScrolls.Net. Частичная перепечатка материалов сайта возможна только с указанием ссылки на источник.
Торговые марки The Elder Scrolls, Skyrim, Dragonborn, Hearthfire, Dawnguard, Oblivion, Shivering Isles, Knights of the Nine, Morrowind, Tribunal, Bloodmoon, Daggerfall, Redguard, Battlespire, Arena принадлежат ZeniMax Media Inc. [12MB | 56 | 1,165sec]