20 день
Начала морозов
ElderScrolls.Net
Главная » Произведения » Пепел Альд’Руна » 22. Тяжёлое и лёгкое

22. Тяжёлое и лёгкое

Утро морндаса встретило грозой и всё ещё не ослабшим чувством, будто Кимри смотрит на всё вокруг другими глазами. Она даже едва не заблудилась по пути в лекционный зал.
Сегодняшний урок изменения обещал быть интересным — Мастер Олквар собирался перестать, наконец, мучить их щитом и научить новому заклинанию.

Учитель изменения — альтмер неопределённого возраста — не особенно нравился Кимри. Он был неулыбчив, говорил сухо и свысока, вроде бы, не впадая в презрительность, но всё же малоприятно. Кроме того, он был требователен и ужасно педантичен. Старшие ученики утверждали, что легче призвать дремору и заставить станцевать «Танец маленьких котят», чем сдать Мастеру Олквару экзамен с первого раза.
Однако сам предмет был весьма интересен. Кимри чувствовала, что изменение во многом сродни мистицизму: здесь тоже приходится работать с очень тонкими, малопонятными свойствами вещей, которые проще почувствовать, чем объяснить словами. И если мистицизм эти свойства использует как некий поток, как лодочник реку, то изменение их переделывает, превращает текучий поток в твёрдый и непроницаемый «лёд» или в невесомый «газ», или вообще во что-то совсем иное, каким-то образом перекраивая его глубоко изнутри.

Узнав от Мастера Элидора о мельчайших частицах, из которых состоит всё в мире, Кимри стала думать, что магия изменения воздействует в первую очередь именно на них. Ведь как ещё можно, к примеру, сделать железо — серебром, кроме как, изменив саму внутреннюю суть вещества?
Сегодня Мастер Олквар завёл разговор о весе вещей. Он довольно долго и несколько путано пытался объяснить ученикам, что такое — вес предмета. По его теории это было что-то вроде того текучего теплового вещества, количество которого в предмете можно сделать больше или меньше, тем самым нагревая или остужая его…

А Кимри думала: если все предметы состоят из частиц, и в разных предметах эти частицы уложены с разной плотностью, то получается, чем плотнее лежат частицы — тем их больше; и ведь эти частицы тоже что-то весят, значит, чем больше частиц — тем больше вес предмета. Тогда, чтобы сделать предмет легче — нужно, чтобы частицы в нём как-то раздвинулись? А чтобы утяжелить предмет — частицы нужно уплотнить? Но как раздвинуть частицы, не меняя при этом объём предмета? Если частицы, например, этого свитка вдруг расползутся в разные стороны — что станет с ним? И куда денутся те частицы, что стали лишними? А если уплотнять — откуда брать дополнительные? Использовать частицы воздуха?
Нет, что-то здесь не так. Кимри одинаково непонятна была и теория Мастера Олквара, и собственная, только что придуманная. При этом учитель уже дал задание: каждому ученику досталось по две гирьки в пять Имперских фунтов и весы, гирьки нужно было уравновесить, а затем сделать одну легче. Мастер
Олквар предложил также словесное заклинание, и по лекционной теперь носился невнятный шёпот учеников, пытающихся выполнить задание.

Кимри нахмурилась и попыталась сконцентрироваться, как на уроках Мастера Элидора. Чаша весов дрогнула, но Кимриэль поморщилась. Она сделала совсем не то: просто подтолкнула чашу, как пёрышко, как рыбу в воде. Это телекинез, а не изменение веса… Интересно, кстати, а заметил бы Мастер Олквар подмену заклинания?.. Впрочем, какая разница. Ведь ей самой пригодилось бы умение облегчить ношу. Значит, жульничать — просто глупо. Нужно разобраться, как это работает, и сделать. Получается же оно у Лилиссы!
Кимри сжала виски, пытаясь сложить в голове имеющиеся знания. Её не оставляло ощущение, что она как-то неправильно думает о проблеме, что нужно посмотреть на это с некой иной стороны, но никак не могла понять, с какой именно…
Оставив попытки осмыслить суть происходящего, Кимри попробовала произнести заклинание, но и так тоже ничего не получилось. Словесная формула, наверное, должна была неким образом направить «вещество веса» прочь из гирьки. Но Кимри совершенно не верила в успех, и, наверное, поэтому заклинание не срабатывало…
Рядом недовольно сопел Роггвар, у него тоже ничего не получалось.
– Врррановедьмины трусы! И какого злокрыса я, в самом деле, не пошёл к бойцам?! – прорычал он, наконец, оттолкнув с досады весы так, что обе гирьки слетели с чаш и укатились под стол.
– Попрошу соблюдать тишину и порядок в лекционной! – раздражённо отозвался Мастер Олквар, одаривая норда уничтожающим взглядом.
– Извиняюсь, – мрачно пробурчал Роггвар и полез под стол искать учебный инвентарь.

Кимри невольно подивилась про себя, как шкафоподобный норд вообще туда поместился. Позади, увидев это зрелище, дружно фыркнули Двойняшки. Мастер Олквар постучал по столу, призывая к порядку, но Роггвар так копошился под своим столом, что Кимри всерьёз заподозрила, что он таки застрял. Сдавленно ругаясь сквозь зубы, незадачливый братик-громила пытался высвободить плечи, и это было так комично, что даже сестрёнка прикрыла рукой лицо и отвернулась, чтобы не засмеяться. Двойняшки, конечно, уже просто ржали в голос, а остальные ученики присоединились к ним.
– Да что ж за… – выдохнул Роггвар и выпрямился.
Невезучий стол жалобно хрустнул и развалился, не выдержав натиска нордских мышц. Мастер Олквар закатил глаза, призывая Юлианоса . Роггвар, растерянно глядя на остатки хлипкой мебели, только и пробурчал снова:
– Извиняюсь…
Прозвучал гонг окончания занятия, и Мастер Олквар, потребовав, чтобы в конце дня Роггвар явился чинить стол, распустил учеников.

На лекции по истории их ожидал сюрприз — читать её пришёл Мастер Аши-Иддан. Не удосужившись объяснить причину замены, он спросил у Эно, какую тему проходили на прошлом занятии. Услышав, что Мастер Терциус как раз окончил рассказывать об Эре Рассвета, Массарапал недовольно скривился и пробормотал, что для хорошего мага совершенно непозволительно такое пренебрежение к изучению первоистоков самой Магии. Однако менять чужого курса не стал, и принялся рассказывать о начале Меретической эры, подробно излагая всё, что только доступно было историкам, о немыслимой постройке Адамантиновой Башни на острове Балфиера.

Кимри с удивлением наблюдала, как вдруг ожили глаза эшлендера, обыкновенно полускрытые тяжёлыми веками. В них зажёгся почти фанатический огонь, пока он рассказывал о том, как именно здесь богами были установлены физические и магические законы Нирна.
Увлекшись изложением теорий и предположений о том, что может храниться по сей день в подземельях Адамантиновой Башни, Мастер Аши-Иддан не добрался даже до повторного открытия и захвата её альтмерами клана Дирэнни. Кимри втайне порадовалась, что Аранлор на шаг старше. Он принадлежал к тому самому клану Дирэнни, и уж наверняка не удержался бы от соблазна утопить всю лекционную в своей спеси… Сколь бы сдержанно он ни вёл себя в последнее время, Кимри почему-то не могла поверить в его дружелюбие…
Занятие Археологического клуба, однако, прошло сегодня весьма напряжённо благодаря именно ему. Оказалось, что Мастеру Аши-Иддану не удалось ничего узнать в Архиве Имперского Легиона — капитан, дежуривший в офисе, не допустил его даже в здание.

И тут поднялся Аранлор и заявил, что всё-таки взял на себя смелость и побывал вчера у своего знакомого. Более того, ему удалось выяснить, что перевозимым в такой тайне «Артефактом» был Щит Опеки Акавира — знаменитый символ чести Имперского Легиона, сделанный из чешуи дракона и зачарованный сильным заклинанием повышения удачи. Долгие годы Легион хранил этот щит в форте Огненного Мотылька, пока на него не напали орды нежити под предводительством лича Грарна. Селлус Гравиус потерпел жестокое поражение в этой битве, потеряв практически весь гарнизон, и вынужден был обратиться за помощью к Нереварину. Благородный герой вернул реликвию Легиону, а в Красный Год Щит перевезли в форт Империя. Однако спустя несколько лет последствия извержения Красной Горы продолжали сказываться, достигнув и Сиродиила. Череда землетрясений прокатилась по нему. Древний форт начал разрушаться, и реликвию спешно перевезли в графство Анвил.

Альтмер выдержал эффектную паузу, прежде чем продолжить:
– Оставлять ценный артефакт прямо в городе не решились и скрыли в форте Серого Принца. Насколько я понял из скудных архивных документов, это бывший Приют Ворона, что на северо-западе от Анвила. К сожалению, я не смог выяснить, в каком состоянии сейчас находится это сооружение, и размещён ли в нём какой-либо гарнизон.

Некоторое время в зале висело душное молчание. Мастер Аши-Иддан с каменным лицом смотрел в стол, только уголок губ едва заметно подрагивал слева. Кимри опасалась, что учитель вспылит, и заранее вжалась в спинку стула. Но эшлендер совладал со своей гордостью и, не глядя на юного альтмера, процедил:
– Что ж, ваше умение использовать полезные знакомства сэкономило нам несколько дней. Наша следующая задача — узнать, в каком состоянии находится форт Серого Принца, а также владеет ли Легион по-прежнему своей реликвией или снова утратил её. Я поставлю этот вопрос на обсуждение на ближайшем заседании Совета Синода через неделю. Если реликвия утеряна — для репутации Синода будет весьма небесполезно разыскать и вернуть её. Также это поможет Совету убедиться в необходимости поддерживать деятельность Археологического клуба. До тех пор — у нас много работы здесь.

С этими словами ашхан поднялся и направился к лестнице, ожидая, что ученики последуют за ним.
Оказалось, в прошлый раз ребята не только перетащили все стройматериалы, но и успели поставить часть опор в обвалившемся коридоре. Кроме того, они разобрали кусок внешней стены, с тем, чтобы укрепить склон, построить лестницу и сделать удобный вход на раскопки с внешней стороны форта.

Работы было так много, что несмотря на использование заклинаний все отчаянно вымотались. Даже Роггвар, шагая по траве к воротам форта (они вышли через новый проход, чтобы не плутать по надоевшим сырым коридорам), молча пялился под ноги, опасаясь споткнуться.
Кимри, однако, ещё нужно было зайти к наставнику. Она смутно припомнила, что утром почему-то боялась этого. Ах, да, кажется, из-за дневника. Но сейчас ей было совершенно всё равно.

Мастер Элидор прочёл её записи, кивнул своим мыслям и молча вернул ученице тетрадь. Потом стал расспрашивать о работе на раскопках, о последних лекциях. Тут-то Кимриэль и вспомнила о своей неудаче на уроке изменения, и, оживившись, поделилась с наставником своими сомнениями о предложенной Мастером Олкваром теории веса и соображениями о том, что же это такое.
– Я думала так и эдак, но получается что-то странное. Я же не могу просто взять, вынуть из свитка сколько-то частиц, из которых он состоит, и выбросить их куда-то! – Кимри вдруг краем сознания поняла, что невольно копирует жесты Лилиссы, мимолётно удивилась этому и тут же забыла. – И идея невидимого «весового вещества», родственного тепловому, мне кажется… странной. Тепло можно заставить утечь в окружающий воздух, а куда утекать весу? Всё это непонятно и неправильно. Я смутно чувствую, что нужен вообще какой-то другой взгляд.
Мастер Элидор улыбался, слушая её рассуждения, потом кивнул:
– Ты совершенно права. Попробуй подумать о том, что вес — это не то же самое, что мы измеряем с помощью весов. То, что можно измерить и рассмотреть в зависимости от количества и плотности частиц в веществе — это то, сколько тяжести в предмете. А вес — это то, как предмет воздействует на поверхность, на которой лежит, сила этого воздействия. Затем подумай о силе, с которой поверхность мира притягивает к себе все предметы, силе, из-за которой брошенный предмет непременно упадёт. Тогда ты увидишь, что в сущности — это одно и то же явление.
Кимри смотрела на учителя расширившимися глазами, осмысляя услышанное.
– Так, значит, мне не нужно ничего делать с частицами, из которых состоит предмет! Но что же тогда? Разве я могу воздействовать на силу мирового притяжения?
Наставник улыбнулся:
– Но ты ведь можешь использовать жизненную силу мира — брать её, сколько тебе нужно, перенаправлять. Чем это отличается? Возьми силу притяжения в этом месте, под предметом, и сделай так, чтобы здесь её стало меньше. Предмет не изменится, но взявшему его покажется, что он стал легче. И если знать смысл словесного заклинания — именно это воздействие и предполагалось изначально его создателем, но за давностью лет позабылось.
– Значит, я беру не «весовое вещество» и не частицы предмета, а одну из природных сил… Но тогда это должно быть совсем просто! – изумилась Кимри. – Можно я попробую?
Мастер Элидор вгляделся в ученицу, оценивая, достаточно ли она восстановилась после снятия якоря и не слишком ли устала после тяжёлого труда, поджал губы в сомнении, но всё-таки кивнул:
– Хорошо. Но только раз или два, не больше!
Кимри положила тетрадь себе на колени, сосредоточилась и произнесла заклинание. Вроде бы тетрадь стала легче… Но нельзя было сказать этого с уверенностью.
– Всё-таки нужны весы… Можно я?..
Наставник кивнул, и Кимриэль бросилась к его рабочему столу, нашла две одинаковые гирьки и повторила эксперимент. Чаша весов, на которую она наложила заклинание, буквально взлетела, а вторая — со звоном шлёпнулась на стол.
– Ого!
Мастер Элидор тихо рассмеялся её энтузиазму.
– Рад, что у тебя всё получилось. Однако имей в виду, что с предметами более тяжёлыми будет, конечно, труднее.
– Ничего, – улыбнулась данмерка. – Главное, что я поняла принцип! Это не давало мне покоя.

Читать дальше: Глава 23. Плоды ожидания

© 2000—2018 ElderScrolls.Net. Частичная перепечатка материалов сайта возможна только с указанием ссылки на источник.
Торговые марки The Elder Scrolls, Skyrim, Dragonborn, Hearthfire, Dawnguard, Oblivion, Shivering Isles, Knights of the Nine, Morrowind, Tribunal, Bloodmoon, Daggerfall, Redguard, Battlespire, Arena принадлежат ZeniMax Media Inc. [11.98MB | 56 | 1,312sec]