25 день
Огня очага
ElderScrolls.Net

17. Возможность

Вечером в спальне было, как обычно, шумно, но Кимри скучала. И с удивлением осознавала, как, оказывается, успела привязаться ко всем за эти пару недель. Когда шумная четвёрка, наконец, ввалилась к ней в комнатку, Кимриэль искренне обрадовалась и с удовольствием слушала непостижимый рассказ о том, как Аранлор, в самом деле, явился помогать с расчисткой завала, как скинул робу из дорогой ткани, оставшись в простых холщовых штанах и рубашке, и принялся наравне со всеми таскать камни и землю своими холёными белыми руками. Альтмер мало разговаривал, не заискивал, ища прощения, но и не заносился больше до небес. Удивительное превращение!

Но не это было интереснее всего. Оказалось, уже перед самым уходом Эно Тарис выпросил у Мастера Аши-Иддана дневник с записями на фалмерском, чтобы скопировать их. Эшлендер изумлённо взирал на него некоторое время, но дневник выдал, под обещание вернуть его завтра же. И сейчас Эно, сидя за столом Кимри, старательно переносил в свиток последнюю запись. Слушая о преображении Аранлора, Кимриэль с любопытством поглядывала на данмера, который морщил лоб и время от времени что-то бормотал.
Закончив писать, Эно откинулся на спинку стула, выгибая затёкшую спину, и заявил:
– А знаете… я сделал очень любопытное открытие.
– Что, что там?! — подпрыгнула Лилисса.
– Идите сюда, посмотрите.
Кимри, оказавшаяся ближе всех, первая склонилась над дневником и свитком-копией. От странных знаков в глазах тут же зарябило.
– Как можно вообще переписывать эти насекомьи лапки? – пробасил над ухом Роггвар. – Чего ты там нашёл?
Эно показал на первую строку в свитке:
– Это я переписал с первой страницы. Мне кажется, это может быть имя хозяина дневника.
– Это, – данмер указал на вторую строчку, – определённо дата. Цифры наши и, смотрите, по всему дневнику записи начинаются похоже. Последняя — определённо «восьмой год Четвёртой эры», далее 17 число какого-то месяца.
– Ну, и шшто? Мы же всё равно не знаем фалмерского. Какой нам толк с цифр? – проворчал хаджит.
– Подожди, – улыбнулся Эно. – Теперь самое интересное. Смотрите внимательно! Не замечаете ничего странного?
Он повёл пальцем по строчкам. Все молча вглядывались в пестрящие крючки, завитки и штрихи, не понимая, что хочет показать им товарищ.
Первая страница закончилась, и Лилисса с облегчением выдохнула, распрямляясь.
– Ох, моя спина… И что? Что странного?
– Сстранные были эти фалмеры. Как им прришло в голову изобррессти такие неудобные письмена?! Глаза свернёшшшь…
Кимри продолжала всматриваться в текст: что-то её, действительно, насторожило, смутно ощутимая неправильность.
– Подождите, – пробормотала она, поворачивая к себе свиток. – Что-то не так… Не могу понять. Что-то как будто не совпадает…
– С чём? – удивился Роггвар. – Что тут вообще с чем может совпадать. Это древний забытый язык.
– Нет-нет… подожди… вот. Здесь другая буква? Смотрите!
Кимри ткнула в середину пятого слова.
– Точно! – подтвердил Эно. – И тут, – он показал на следующую строку. – А тут даже две!
Лилисса втиснулась между ними, сморщив лоб.
– Не вижу, где? Вот это? Просто какой-то очередной крючок.
– Именно! Просто! Смотри, ни дополнительных штрихов, ни завитков, ни плавных изгибов. Очень простой угловатый знак. Вот этот ещё проще. И вот, даже в дате такой есть.
– То есть, это уже не фалмерские руны? – предположила Кимри.
– Ещё лучшше. Значит, два языка? Мы это в жизззни не расшифрруем! – фыркнул хаджит.
– Да нет же, наоборот! Это всё упрощает! – воскликнул Эно.
– Слышь, ну мы убедились, что ты крут, а наших мозгов не хватает. Объясни уже, – нахмурился Роггвар.
– Прости, – данмер искренне смутился. – Я забываю, что не всем интересно разгадывать коды и шифры… Сейчас. Смотрите. Автор подписал дневник своим именем. Он использует известную нам форму записи даты. Даже месяц называется двумя словами, как во всей Империи. И посреди фалмерских рун он вставляет совсем другие. Кстати, они мне очень напоминают двемерские глифы. Я ещё проверю в библиотеке…
– Ну, и что с того? – перебил норд.
– То, что, скорее всего, это написано на нашем языке. Только все буквы заменены на фалмерские и двемерские.
– А ззачем второй алфавит? – удивился Ма’Даро.
Эно кивнул:
– Я тоже об этом задумался. Например, потому, что фалмерских рун оказалось меньше, чем букв в сиродиильском алфавите, вот автор и заменил недостающие рунами из второго языка. Но самое главное: это значит, записи можно расшифровать!
– Ух тыы… – протянула Лилисса. – И как? Я всё равно не представляю. Как ты узнаешь, какая буква — какая?
– О, это довольно просто, хотя и потребует кропотливого подсчёта. Я… был знаком с одним мастером шифров, и он рассказывал мне о разных видах. Так вот, подобный шифр с заменой можно рассчитать по частотности использования букв.
– Это шшто такое? – не понял Ма’Даро.
– Ну, смотри, буквы в языке используется по-разному, какие-то чаще, какие-то реже. Вот, – Эно открыл оставленную Роггваром книжку «Врата Обливиона» на первой странице, – взгляните. Если сосчитать на этой странице все буквы «о», все «а», все «е», «г», «д» и так далее — мы сможем узнать, какая из них используется чаще всех. Потом, какая на втором месте, на третьем, все по порядку. А потом то же самое сделать с текстом дневника — посчитать, какая руна сколько раз использовалась. И та, что встречается чаще всех — с большой вероятностью будет «о». Это самая частая буква у нас . Я, правда, не помню остальные, но посчитать не трудно.
– Ничего себе! – выдохнула Лилисса. – Никогда в жизни не додумалась бы до такого!
– Постойте, – Кимри опять придвинула свиток к себе. – Но название месяца можно, наверное, угадать по количеству букв? И вот, смотрите, некоторые даже повторяются. Угадаем месяц — и у нас уже будет несколько расшифрованных рун! Можно я?…

Кимри переписала в конец свитка два слова из даты, а ниже выписала все месяцы:
Утренней Звезды
Восхода Солнца
Первого Зерна
Руки Дождя
Второго Зерна
Середины Года
Высокого Солнца
Последнего Зерна
Огня Очага
Начала Морозов
Заката Солнца
Вечерней Звезды

– Вот. Во втором слове пять букв. Последняя и третья с конца одинаковые… – она забормотала сосредоточенно, ведя пальцем по списку месяцев: – …так… шесть букв, шесть… пять! Но последняя и через одну не повторяются… здесь тоже, и здесь… тут четыре, тут шесть… Вот! Очага! Единственное подходящее — Огня Очага.
– Отлично! Теперь можно во всём тексте заменить эти руны на понятные буквы! – Эно с азартом потянул к себе свиток и выписал в конце в столбец расшифрованные значки.
– Дааа… – протянул Роггвар.
– И вы сможете это сделать?! – восхитилась Лилисса. – Потому что я, хоть убей, не могу отличить одну руну от другой, они мне все кажутся одинаковыми…
Ма’Даро, глядя в свиток, издал невнятный шипящий звук и проворчал:
– Нет, я вижу, шшто они разные… Но сожрри меня Шеггорат, такая рработка не для меня! Я через десять минут взбешшусь и сожжгу чёрртов свиток фпыль! Пусть лучшше это делают те, кому такое занятие по душшше.
– Я не против, – улыбнулась Кимри, но Эно мягко забрал свиток у неё из рук.
– Я тоже. Но тебе сегодня полагается отдыхать. Пожалуйста, не делай такое печальное лицо, – данмер положил ладонь ей на плечо. – Я посчитаю частотность, а завтра принесу тебе табличку, мы поделим шифр пополам, разберём его на кусочки, а потом превратим в осмысленный текст!
Это звучало разумно, и Кимри осталось только согласно кивнуть, изо всех сил стараясь не показать, как неловко ей от прикосновения…

Когда все разошлись, Кимриэль задвинула ширму и достала уже изрядно растрепавшийся от ежедневного использования дневник.

«Мои последние записи больше похожи на бессвязный бред. Я оглядываюсь на прошедшие пару недель и с трудом вмещаю в сознание, как много всего произошло, и как многое изменилось… У меня странное чувство, будто, поступив в Синод, я полгода находилась в полусне, едва замечая, что творится вокруг. А потом мир словно взорвался, и всё пришло в движение так стремительно, что временами кружится голова.
Самое странное — понимать, что у меня появились друзья. Почему-то все чудеса магии меркнут рядом с этим. Роггвар кажется мне большим чудом, чем телепатия! Лилисса — такая смешная, добрая, красивая и милая. Ма’Даро — ворчливый, непредсказуемый и порой вредный, но всё равно замечательный. Про Эно пока совсем ничего не знаю и плохо понимаю его. Он очень замкнут, говорит, только если это необходимо и только по делу, и никогда о себе. Но… Впрочем, рано придумывать какие-то выводы. Могу только признать, что чем-то он меня… завораживает… и смущает…
Спокойнее и надёжнее всего с Роггваром. Я уже не могу представить, как это я его опасалась? Как это он мог казаться мне мрачным и угрожающим? Он такой добрый и заботливый! И у меня внутри всё переворачивается с ног на голову, когда он называет меня «сестрёнкой». Потому что всю жизнь все брезговали просто постоять рядом, не то, чтобы назваться моим знакомым. Потому что я знаю, что это для него. Потому что это такая удивительная близость, которой я не чувствовала даже рядом с моими добрыми С’Миррой и Дро’Кари.
И, наконец, наставник — Мастер Элидор… да благословят его Девять Богов. Как я рада учиться у него! Я чувствую в нём невероятную бездну знаний и мудрости. И он столько знает об ордене Псиджиков. От этого меня душит необъяснимый восторг. Как бы я хотела побольше узнать о Старом Пути! Но приходится непрестанно сдерживать себя. Потому что поспешность приводит к неприятностям…
Что думать о Мастере Аши-Иддане, пока не знаю. Кажется, я перестала впадать в оцепенение при одном его взгляде на меня. Но по-прежнему ощущаю скованность и смутный страх. Мне всё кажется, что он едва сдерживает желание стереть меня с лица Нирна…»

Читать дальше: Глава 18. Разновидности рая

© 2000—2018 ElderScrolls.Net. Частичная перепечатка материалов сайта возможна только с указанием ссылки на источник.
Торговые марки The Elder Scrolls, Skyrim, Dragonborn, Hearthfire, Dawnguard, Oblivion, Shivering Isles, Knights of the Nine, Morrowind, Tribunal, Bloodmoon, Daggerfall, Redguard, Battlespire, Arena принадлежат ZeniMax Media Inc. [11.97MB | 64 | 1,864sec]