26 день
Огня очага
ElderScrolls.Net

15. Якорь. Послание

Однако Кимри не пошла со всеми в спальни, а, как и обещала, отправилась к наставнику. На самом деле, единственное, о чём она сейчас мечтала — это упасть в постель и спать, долго-долго спать. Пока не перестанет ломить каждую клеточку в измученном за два дня теле, пока не останется ни одной мысли в раскалывающейся голове. Вчера, давая себе обещание быть прилежной ученицей, она и представить не могла, что буквально за сутки на неё свалится столько событий. Но ослушаться наставника даже на секунду не пришло ей в голову.

В коридоре учительского крыла было шумно, и царил непривычный беспорядок. Похоже, сотрясение от случившегося в раскопках обвала затронуло весь форт. На ковре, покрывавшем пол, виднелось несколько обугленных пятен от упавших со стены светильников. Учителя в общем зале возмущенно обсуждали происшествие.
Дойдя до комнаты наставника, Кимри остановилась, неожиданно услышав знакомый отрывистый, сдержанно-чопорный голос Мастера Аши-Иддана. Дверь была затворена неплотно, и слова доносились отчётливо.
– …о сегодняшнем происшествии. Мне пришлось оказать некоторую помощь паре учеников, в том числе вашей воспитаннице. Должен сказать, я заметил нечто странное.
– В самом деле? Что такое? – голос наставника прозвучал встревоженно.
– Мистицизм не моя специализация, о подобных вещах я только читал. Но скорее всего, это именно якорь. Слабый, едва уловимый шлейф. Тянется очень далеко, я не смог проследить исток. Уверен, вы достаточно компетентны, чтобы избавить едва развитую ученицу от столь небезопасного состояния…

Услышав нелестный отзыв, Кимри вспыхнула и отпрянула от двери. Не хватало ещё, чтобы её застали за подслушиванием! Собравшись с духом, она решилась постучать до того, как Мастер Аши-Иддан соберётся уходить. Дверь распахнул именно он, молча кивнул и удалился в сторону возросшего при его приближении шума голосов других преподавателей.
– Входи, дорогая, – позвал Мастер Элидор. – Садись. Выпьешь чаю?
Кимри послушно села, но от чая отказалась.
– Вы хотели научить меня создавать… послание?
– Да, – наставник покивал, но при этом озабоченно обошёл вокруг ученицы, водя чуть приподнятыми руками, словно ощупывал пространство вокруг. – Да… Только сначала я должен кое-что сделать. Посиди, пожалуйста, тихо.
Мастер Элидор ещё раз обошёл вокруг и остановился за спиной Кимри, что-то неразборчиво шепча. Ей вдруг стало очень неуютно и жарко. Почудилось, будто в спину дохнуло раскалённым воздухом и тем запахом — затхлости и раскалённого камня… Кимриэль вздрогнула и, не удержавшись, нервно обернулась, чтобы убедиться, что Обливион не разверзся снова у неё за спиной. Наставник стоял позади, напряжённо выпрямившись, полузакрыв глаза. Руки его что-то перебирали, словно расплетали невидимую косу… Усилием воли Кимри заставила себя снова сесть прямо. Несколько минут прошли под шёпот и шелест сухих старческих пальцев. Вдруг что-то словно потащило её назад, потянуло током горячего воздуха и — тут же отпустило с тихим хлопком, а по спине хлынули прохладные мурашки, как от лечащего заклинания. Дышать вдруг стало заметно легче. Но одновременно накатила невероятная, свинцовая усталость…

Чувствуя, как бесконтрольно слипаются глаза, Кимри потёрла лицо ладонями, зачерпнув, как учил Эно, сколько получилось жизненной силы. Это немного взбодрило её, и когда наставник вышел из-за спины и сел перед ней, Кимриэль уже была готова слушать. Во всяком случае, так ей казалось.
– Ну, вот. Теперь всё в порядке. Итак, послание. Это очень древнее и, как мне кажется, совершенно напрасно забытое умение посылать мысленный призыв или какой-либо образ другому человеку, как бы далеко он ни находился. Для этого нужно, чтобы в твоём сознании очень ясно отпечатался образ этого человека, а в его сознании — так же ясно должен жить твой образ.
– И всё? – удивилась Кимри.
– Это не так просто, как кажется. Скажи, если ты сейчас попробуешь представить себе кого-нибудь из твоих друзей — насколько ясно ты увидишь его? Сможешь ли сказать, во что он одет, какая у него причёска? Сколько морщинок у него возле глаз, когда он смеётся? Сколько на лбу, когда он хмурится?
– Ооо… – протянула Кимриэль, начиная понимать.
Мастер Элидор улыбнулся.
– Сейчас я сделаю тебе чаю, мы немного поговорим. А ты — внимательно следи за мной. За каждым моим жестом, за каждым движением лица. И старайся запомнить как можно больше деталей. Образ должен быть настолько чётким, чтобы, закрыв глаза, ты продолжала видеть его во всех подробностях! И не как плоский рисунок, – а живой, движущийся и меняющийся. Отбрось всякую стеснительность, изучай, всматривайся неотрывно. И, конечно, будь готова к тому, что я также стану исследовать тебя.
Кимри послушно принялась изучать лицо Мастера Элидора. Пока он наливал чай, пока расспрашивал о случившемся на раскопках, она, машинально отвечая, не отрывала глаз от пожилого альтмера. В какой-то момент Кимри почувствовала лёгкое головокружение, но отмахнулась от него раз и другой, пока…

–… Кимри, дорогая.
Голос Мастера Элидора прозвучал странно, будто через стену. Кимриэль усилием воли заставила себя разлепить веки. Наставник оказался совсем рядом — сидел возле неё на постели. Кимри зажмурилась и помотала головой, прогоняя тягучую сонливость и пытаясь сообразить, почему она лежит и где вообще находится.
Она всё ещё была в комнате Мастера Элидора и определённо — в его кровати, заботливо укрытая тонким шерстяным покрывалом.
– Что… случилось? – пробормотала Кимри смущённо, пытаясь подняться.
Наставник мягко положил руку ей на плечо:
– Нет-нет, не вставай. Ты переутомилась вчера и потеряла сознание… Прости, мне следовало заметить, как ты вымотана. Вот, выпей-ка это и поспи ещё.

Кимри взяла чашку с душистым травяным отваром и послушно выпила. Оказалось горько, но не отвратительно, с приятным духом лаванды, перебившим остальные ароматы и неожиданно остро напомнившим недавнее происшествие на уроке алхимии…
Послушно опустив голову обратно на подушку, Кимри пробормотала, почти сразу засыпая:
– Роггвар будет беспокоиться…
– Ничего, я пошлю сказать ему, что ты отдыхаешь здесь, – кивнул Мастер Элидор и погладил её по волосам.

Окончательно Кимри проснулась уже за полдень. Наставника не было в комнате, а во всём учительском крыле стояла гулкая тишина — все ушли на занятия. Кимри тщательно заправила постель, выпила оставленный наставником возле записки травяной отвар и устроилась на тонкой циновке, где они обычно занимались медитацией.

Вспоминая вчерашние объяснения Мастера Элидора, Кимри задумалась, где он сейчас может быть. Наверное, читает лекцию… Прикрыв глаза и сосредоточившись, она постаралась представить наставника в лекционной зале: всегда аккуратного, сдержанного, но не холодно, как Мастер Аши-Иддан, а мягко, добродушно, без тени высокомерия. Мастер Элидор часто улыбается, и всё его лицо расчерчивают тонкие морщинки. А в висках у него, оказывается, седина — Кимри только вчера заметила. Интересно, сколько ему лет? Может быть, даже больше ста… Впрочем, это сейчас не важно. Улыбка. Голос. Жесты — скупые и плавные, словно тонкие изящные пальцы оглаживают воздух, касаясь невидимых струн. И эти струны начинают звучать в его голосе. Вот почему его так приятно слушать. Когда Мастер Элидор говорит — он будто пропускает через себя незримые потоки и дарит их слушателям, вплетая в знания…
– …невозможно описать словами, какой тяжёлый, непоправимый урон наносят душе и жизненным силам тёмные ритуалы некромантии. Вы уже достаточно хорошо знаете, что представляют из себя энергии, движущие живым существом и существом мёртвым, нежитью. Вы знаете, до какой степени они противоречат друг другу. Не много воображения нужно, чтобы представить, что происходит, если эти две энергии попытаться слить воедино. Слабый маг попросту сойдёт с ума. Но даже если у мага достанет силы противостоять раздирающему внутреннему противоречию — дух его будет неузнаваемо искажён и искалечен так, что практически невозможно впоследствии его исправить и исцелить…
…Руки Мастера Элидора тесно сплетены в замок перед грудью, глаза печальны, а уголки губ подрагивают так горько, словно ему довелось не один раз наблюдать нечто столь ужасное, что даже в услышанном скупом описании вызывает дрожь… О, дорогой наставник!..
Глаза Мастера Элидора потеплели и приняли отрешённое выражение, но Кимри совершенно ясно услышала:
– Да, моя дорогая. Я очень рад твоему посланию. Дождись меня, лекция окончится через десять минут.

Образ наставника дрогнул, словно отражение в воде, на которую повеяло ветром, рассыпалось на смазанные фрагменты и растаяло. Кимри глубоко вдохнула, ощутив стеснение в груди. Кажется, она забыла дышать, изумлённая неожиданно ярким видением и внятным ответом. Так вот что такое послание?! Она-то думала, что снова услышит едва различимый шёпот.
Интересно… А что, если направить послание, например, Роггвару? Получится ли? Где он сейчас может быть? От занятий их сегодня освободили, значит, он или у себя в комнате, или тренируется на улице… Впрочем, вряд ли площадки успели просохнуть после проклятого ливня. Значит…

Кимри представила, как норд лежит на своей постели с книгой, небрежно закинув ногу на ногу. Скорее всего, это учебник. Роггвар всматривается в строчки, недовольно хмурится (складка между его бровей похожа на даэдрическую руну нехт ), нетерпеливо двигает плечом и кривит твёрдо очерченные губы.
– Бесовы умники, – бормочет он себе под нос. – Пишут свои учебники нечеловеческим языком. Как будто нарочно, чтобы сделать учёбу ещё сложнее. Вот это вот, что это за даэдротова ругань такая: «гипер-а-го-наль-ный медиум»?! Или вот: «рет-ро-мис-си-я»! Чёртовы альтмеры… беломорррдые…
Норд усмехнулся, припомнив хаджитский выговор друга.
«Чего ради ты читаешь книгу для третьешагов, мой бедный брат?» – улыбнулась Кимри.
Роггвар отодвинул от лица учебник и удивлённо поднял глаза:
– Ки…м… эээ…
«Со мной всё хорошо. Я сейчас поговорю с наставником и приду».
– Ч-ч…иво?.. – комната пуста, ширма раздвинута, и в проходе вроде бы тоже никого… – Ким, хорош чудить, выходи!..
Вот это да! Получилось!
Кимриэль выдохнула, выходя из транса и чувствуя лёгкое головокружение.
Да, с дыханием надо что-то делать… В этот раз послание, похоже, получилось без видимого образа, только голосом. Но получилось же! Ох…

Она прилегла на кровать поверх покрывала, ощущая, что головокружение усиливается. Лёжа стало легче.
Вот отругает наставник за эксперименты — и правильно сделает. Сколько сейчас сил ушло с непривычки?! Глупо. А ещё Лилиссу воспитывала…
Но вот что интересно: получается, в тот момент, когда настраиваешься на кого-то — можно прочесть его мысли? Или только услышать сказанное вслух?
Мгновенно забыв о том, как только что сама себя отчитывала за неосторожность, Кимри, как была, лёжа, принялась представлять… почему-то Мастера Аши-Иддана. Может быть, потому что проще всего было вообразить, как он сидит за столом, склонившись над записями. В комнате полумрак и глухая тишина. Массарапал смотрит на странные фалмерские письмена, обхватив подбородок указательным и большим пальцами.

«Кто бы мог подумать: норд, гора мышц, опознал письмена снежных эльфов… Будет забавно, если эти дети ухитрятся расшифровать записи!»
Мастер Аши-Иддан опустил руку и неожиданно улыбнулся, но тут же нахмурился и словно прислушался к чему-то, чуть повернув голову к левому плечу. Блёклая вспышка осветила его раскрывшиеся и расходящиеся в стороны ладони, голубоватое едва видимое марево окутало ашхана, и Кимри почувствовала, как что-то упруго отшвырнуло её, заставив скрючиться на кровати от разверзшегося ада в узле Ауриэля …
«Так мне, дуре, и надо!» – успела подумать данмерка, теряя сознание.

– Как, как можно быть такой беспечной?! – сокрушался Мастер Элидор, пока Кимри с трудом глотала горячий приторный отвар. – Сколько раз я говорил, что магия — это не игрушка, это очень тонкая и опасная материя! Она не терпит грубого наскока! А тело твоё — не штормовой атронах! Как можно подвергать себя такому необдуманному риску?! Что творится у тебя в голове, глупая девчонка?! Ты истратила все силы, и после этого додумалась сунуться в голову вздорного эшлендера, перед которым не ты ли неделю назад дрожала, как… гуаров хвост! Тебе повезло, что он воспользовался щитом, а не отправил прямо в твой бестолковый мозг парализующий заряд! Нашёл бы я тут бессмысленное существо или безжизненное тело…
Наставник прекратил расхаживать по комнате, устало выдохнул и опустился в кресло. Кимри, не поднимая головы, продолжала пить лекарство.
– Ну? Как себя чувствуешь?
Она осторожно вдохнула, опасаясь снова почувствовать миллион игл, впивающихся в живот и под рёбра, но ощутила только смутную ноющую боль в перенапрягшихся мышцах.
– Хорошо, – проговорила Кимриэль и заставила себя взглянуть на Мастера Элидора. – Простите меня. Я увлеклась. Мне стало интересно, могу ли я только слышать голос, когда соприкасаюсь с чьим-то образом, или и мысли тоже.
– Вот как? – наставник подался вперёд, не сумев скрыть охватившего и его любопытства. – И что же? Что-то получилось?
Кимри кивнула.
– Я… услышала?.. нет, почувствовала как-то внутри себя, как Мастер Аши-Иддан размышляет о записях, которые мы нашли. Он определённо не говорил вслух.
Наставник откинулся на спинку кресла и сцепил пальцы на животе.
– Ну что ж, твой безумный эксперимент хотя бы не оказался безрезультатным. Теперь ты знаешь, на что способна. А кроме того, имеешь представление, каких затрат эта способность требует, и какие последствия может повлечь. Весьма плодотворный урок.
Кимри снова опустила голову, слыша явственную и вполне заслуженную иронию.
– Простите… Обещаю, что буду впредь благоразумна.
– Ах, дорогая моя! – вздохнул Мастер Элидор. – Зачем мне твои обещания? Это ведь твоё здоровье и твоя жизнь. Если тебя беспокоит, что я волнуюсь за тебя — что ж, это так. Но поверь, дорогая, я в своей жизни пережил столько утрат, что случись ещё одна — я и эту переживу. Хотя, признаю, такую ученицу, как ты, было бы очень, невыразимо жаль потерять.
Наставник подался вперёд, заглядывая в склонённое лицо ученицы.
– Ну вот, теперь ты плачешь… Полно. Слышишь? Сейчас тебе нужно непременно пообедать, а затем лечь в постель и по возможности до вечера не вставать. А лучше — до завтрашнего утра.
Кимри кивнула, поднимаясь, и послушно отправилась в столовую.
Проходя мимо общей комнаты преподавателей, она услышала обрывок чьего-то разговора.
– …видимо, нужно дождаться, пока эти сумасшедшие развалят весь форт! Не понимаю, почему Совет Синода потворствует этому варвару?!
– Говорят, он представил им некое доказательство пользы своих… исследований, – саркастично заметил второй голос. – Какой-то зачарованный амулет.
– То есть, они так и продолжат там копаться, как подвальные злокрысы? Мара, храни нас…
– Клянусь Девятью, ещё один такой вечер, и я попросту вернусь в Коллегию Шёпотов, – проворчал раздражённо второй.
Кимри невольно улыбнулась и, ободрившись, пошла дальше.

Читать дальше: Глава 16. Аранлор

© 2000—2018 ElderScrolls.Net. Частичная перепечатка материалов сайта возможна только с указанием ссылки на источник.
Торговые марки The Elder Scrolls, Skyrim, Dragonborn, Hearthfire, Dawnguard, Oblivion, Shivering Isles, Knights of the Nine, Morrowind, Tribunal, Bloodmoon, Daggerfall, Redguard, Battlespire, Arena принадлежат ZeniMax Media Inc. [12MB | 62 | 1,384sec]