16 день
Начала морозов
ElderScrolls.Net
Главная » Произведения » Пути героя

Пути героя

Автор: Benedict, Москва, 2003

Время и место каждого Подвига определяется Судьбой
Но если не придет Герой — не будет и Подвига

Подземелье. Я открываю глаза и вижу отсыревший камень стены, покрытые ржавчиной решетки, скрипящие двери. Встаю на ноги. Тело не слушается, кости болят. Здравствуй подземелье, кажется, мы неразлучны с тобой. Куда бы не кидала меня злая судьба, ты всегда встречаешь меня в начале пути.

Моя история начинается в 388 году после окончательного подчинения Тайбером Септимом всех провинций империи. Его далекий потомок Уриэль VII Септим получил трон из рук умирающего отца, Пелагиуса IV. Недолгое правление молодого императора было прервано в 389 году его другом, боевым магом Джагаром Тарном. Происшествие это прошло незамеченным благодаря способности мага менять внешность. Только несколько существ знали о случившемся. Королева Вэйреста, темная эльфийка Барензия, король Идвир Вайрестский и колдунья императора Рии Силмане.

Однако маг Джагар Тарн не любил конкурентов, благодаря чему дух убитой им волшебницы Рии Силмане пробился через толстые стены темницы имперского дворца в холодную камеру, где и разбудил меня.

В один из дней 399 года я вошел в покои мятежного мага, сжимая в руке Посох хаоса, собранный мною из частей, раскиданных по всему Тамриэлю. Поверьте, настроение в тот момент у меня было далеко неблагожелательное.

Трон был возвращен императору Уриэлю VII, который пребывал в заточении в ином измерении все эти десять лет — и мир воцарился в империи.

Но жизнь идет своим чередом и мир не длится вечно. В 403 году на западе империи разгорается война за маленький островок в заливе Илиак. Королевства Сентинель, Даггерфолл и Вэйрест ожесточенно бьются за право назвать своим небольшой кусочек суши под названием остров Бетони. В Крингейнской битве погиб король Сентинеля Камерон, а король Даггерфолла Лисандус был предательски убит Вэйрестским лордом Вудборном во время мирных переговоров. Армия Даггерфолла под предводительством сына Лисандуса Готрида разгромила силы Ситенела, но предательское убийство уже принесло свои черные плоды. Улицы Даггерфолла по ночам заполняли армии призраков, и голос убитого короля возвещал скорую месть.

Император, обеспокоенный случившимся происшествием, как всегда разбудил меня посреди ночи, а на утро я уже отправлялся на корабле в залив Илиак с тайной миссией. Но плавание мое длилось недолго. Поднявшийся шторм начал, а каперы завершили гибель потрепанного судна.

Здравствуй, подземелье. Опять встречаемся мы с тобой в нелегкий для меня час.

Несложная, казалось бы, задача — расследовать смерть короля — растянулась для меня на несколько долгих лет. Поиски мои привели меня к весьма неожиданному результату. И мир содрогнулся под тяжелой поступью давно сгинувшего Анумидиума, принадлежавшего великому Тайберу Септиму, завоевателю Тамриэля.

Блуждая по каменным улочкам Даггерфолла и заглядывая в окна добротных домов, я не мог не заинтересоваться историей этого удивительного города. На мое счастье, в странствиях моих попадались мне редчайшие тома, многие из которых считались сгинувшими во мраке прошедших веков. В одной из книг я смог разузнать кое-что и о стране, ставшей мне на время домом.

Краткая история северо-западного Тамриэля

Первое упоминание названия «Даггерфолл» как обозначения территории вокруг нынешней столицы встречается в 1Э 246 (в 246 году 1-й эры). Северная часть залива Илиак (Iliac Bay), по существу, вся провинция Хай Рок (High Rock), были завоеваны северянами, принесшими сюда грубое подобие цивилизации. Одним из ее проявлений была «Книга жизни», которая представляла собой перепись населения.

«…110 мужчин, 93 женщин, 13 детей до 8 лет, 58 коров, 7 быков, 63 курицы — вот население этого региона.» Прошло около 4 тысяч лет, и население в регионе составило порядка 100 тысяч человек (данные на 3Э 400). На этот момент Даггерфолл превосходил по численности Сентинель и Вэйрест.

Итак, Даггерфолл был оккупирован Скайримом. Когда Дикая охота убила короля Боргаса Винтерхолдского (1Э 369), жители северных земель оказались вовлечены в Войну за наследство, и сильно ослабленный Скайрим потерял свои владения в регионах Хай Рок и Морровинд. Залив Илиак становится стратегически важным, и Даггерфолл начинает завоевания. Королевство продолжало расти. В 1Э 609 король Даггерфолла Тхадор разбил армию Гленпойнта, и королевство стало доминирующей экономической, культурной и военной силой в южном Хай Роке. Примерно через 400 лет Даггерфолл потерял монополию на торговлю в заливе в результате удачной военной операции: Даггерфол в союзе с молодым королевством Сентинель и ныне исчезнувшим орденом Диагны уничтожили столицу орков Орсиниум (1Э 980 ). Бегство орков из юго-восточного Хай Рока сделало речные пути в районе залива Илиак более доступными.

Крошечная деревня Вэйрест стала быстро развиваться. За 20 лет ее торговые доходы сравнялись с доходами Даггерфолла. За 40 лет Вэйрест стал признанным торговым лидером залива Илиак. Через 120 лет поселение Вэйрест становится королевством Вэйрест.

Королевство Сентинель не развивалось столь же быстро, как Вэйрест. Редгарды были воинами, изучавшими торговые пути, и находились дома лишь столько, сколько было необходимо для поддержания постоянной численности населения. Вообще, население во всех районах залива Илиак уменьшилось вдвое в результате, во-первых, эпидемии, во-вторых, Войны за праведность, и, в-третьих, вторжения акавирцев.

Во 2 эре, как и в конце 1, было достаточно войн, восстаний и эпидемий. Даггерфолл, Сентинель и Вэйрест продолжали свою экономическую и военную экспансию в районе залива Илиак. Непрочный союз королевств Илиакского залива сохранил влиятельную позицию в имперском правительстве и в 3 эре. В конце Второй эры (2Э 896) император Тайбер Септим закончил захват всех регионов и провинций континента, и «окончательно объединил их в мире». Но прежде чем произошло это радостное событие, действия Тайбера Септима характеризуются его современниками как «дни и ночи, полные крови и муки». (поэт Трасизис).

Изредка союзники, но не всегда враги, Даггерфолл, Сентинель и Вэйрест выдержали штормы ссор, болезней, голода. Последняя война была обычной для этого региона войной: пугающе яростной и мирно разрешившейся.

Справедливость заключения о мирном разрешении конфликта оставим на совести ученого мужа, написавшего данную рукопись, но чтение подтолкнуло ход моих мыслей, в памяти всплыли события, предшествовавшие моему заточению в казематах императорского дворца.

В то время, когда вероломный Джагар Тарн заточил императора в иное измерение и узурпировал трон, я, мало в чем разбирающийся, самонадеянный юноша прошел вступительные испытания и был зачислен учеником в Высшую Имперскую школу магического искусства.

Высшая Имперская школа магического искусства «Боевой шпиль» (BattleSpire), циклопическое, величественное сооружение легко парило в пространстве иного измерения. Доступ в школу был ограничен и осуществлялся при помощи магических ритуалов. По этой причине связь была практически односторонней, вести из школы доходили редко, и о трагических событиях, происходящих в школе, я узнал только пройдя портал, открытый для меня приемной комиссией.

В ожидании чуда я перешагнул порог и увидел величественные своды зала прибытия. Абсолютно круглый зал с дорожкой вдоль всей стены, обрывающейся в темную бездну и слепящий своим магическим светом кристалл в центре, вершина которого терялась под сводами зала. Увидел я и еще кое-что, и это кое-что мне совершенно не понравилось. На дорожке, лицом вниз лежал один из учителей школы.

Долгожданная учеба превратилась для меня в бесконечный тест на выживание. И учителями моими стали не мудрые старцы, а кровожадные приспешники Мерунеса Дагона (Mehrunes Dagon), одного из высших лордов даэдра. Лорд даэдра прорвался в школу из своего измерения с целью создать плацдарм для своих армий, чтобы впоследствии захватить весь мир. Но, как вы могли бы догадаться, на тот момент судьба мира волновала меня куда меньше моей собственной судьбы.

В бесконечных коридорах и залах Боевого шпиля, заполненных ужасами и кровью, когда опускались руки и приходили мысли о быстром самоубийстве, мое желание выжить и добраться до горла виновника моих злоключений поддерживало только то, что где-то там, в покоях кровавого бога, томилась и ждала помощи еще одна живая душа, молящая меня о спасении.

Наверное, натрави на меня лорд сразу несколько своих ближайших помощников или выйдя ко мне сам, в момент моего прибытия, некому было бы рассказать эту историю. Но у существ из иных планов бытия свои правила и развлечения. Играя со мной в свои игры, охотясь за мной, они, сами того не желая, сделали из дрожащего юнца опасного противника. Когда подошел миг моей встречи с Дагоном, я уже разучился бояться.

В результате краткой и бурной беседы лорд даэдра Мерунес Дагон вернулся в свое измерение, я выжил, а Высшая школа магического искусства «Боевой шпиль» перестала существовать.

Вернувшись в реальный мир из кровавого кошмара Боевого пика, я обнаружил, что приключение это сильно изменило меня. Новые знания и непонятная сила переполняли меня, но в то время советом магов заправлял Джагар Тарн. Как я уже говорил, боевой маг императора не любил конкурентов. Новоиспеченный колдун, сил которого хватает на то, что бы вернуть лорда даэдра туда, откуда тот вылез, вызывал у Тарна устойчивый эффект откушенного лимона.

Молодой выскочка отправляется на нары, где и предается размышлениям и воспоминаниям на несколько лет. Здравствуй, подземелье. Шел 389 год от объединения империи.

Но у пребывания в заточении есть и свои плюсы. Никто не мешает думать и вспоминать. Времени у меня было много, а услужливая память подкинула ранее забытую историю. Историю эту я слышал еще в детстве от одного старика-редгарда. Говорилось в ней о тех далеких временах, когда силы Тайбера Септима заканчивали свой победоносный поход по землям Тамриэля и последним препятствием на их пути стали редкарды Хаммерфилла под предводительством принца А’тора, сына убитого короля Тассада Второго.

Когда отгремела решающая битва у последнего оплота свободолюбивых редгардов на острове Строс М’кай, и тело А’тора поглотила морская пучина, одному из вольных каперов, пирату Цайрусу (Cyrus), волею богов суждено было не только спасти сестру, но и разоблачить козни наместника императора лорда Ричтона, подарив редгардам искру надежды.

Цайрус, главный герой повествования, пират и наемник, покинул родной остров давным-давно и поклялся никогда не возвращаться обратно. Он долго странствовал по приграничным областям империи. Но вот случилась беда, пришло известие о том, что его сестра Iszara пропала без вести, как и многие его соплеменники. Он должен забыть все, что заставило его бежать с острова, вернуться и спасти сестру, которая так и не простила ему убийства своего мужа десять лет назад.

Краткая история окончания сопротивления редгард

Конец Второй эры, время войн и завоеваний. Армии империи Тайбера Септима победоносно продвигаются по всем королевствам Тамриэля. Войска встречают ожесточенное сопротивление на всех фронтах, но нигде обороняющиеся не сражаются так отчаянно, как в Хаммерфелле, на родине редгардов. Верховный владыка Хаммерфелла, король Тассад Второй (Thassad II), сопротивлялся вторжению даже несмотря на то, что соседние государства падали одно за другим. Но в результате предательства король был убит.

Со смертью верховного владыки Хаммерфелл погружается в кровавую гражданскую войну, которую ведут две группы: Венценосцы (Crowns) — борцы за суверенитет своей родины и клан Предшественников (Forebears) смирившиеся с неизбежным и признавшие власть молодой империи Септима. Предводителю Венценосцев принцу А’тору (A’tor), сыну Тассада Второго, почти удается одержать тяжелую, но окончательную победу над приверженцами новой власти. Пытаясь удержать позиции, Предшественники заключают договор с империей, который позволяет Септиму ввести свои войска и сокрушить последние очаги сопротивления Венценосцев. Финальное сражение происходит на острове Строс М’кай (Stros M’kai), в резиденции и последнем оплоте королевской власти. Несмотря на ожесточенное сопротивление, принц и его люди были повержены.

Опасаясь возможного восстания сломленных, но непокоренных редгардов, Тайбер Септим оставляет имперские гарнизоны в каждом городе Хаммерфелла. Лорд Ричтон (Richton), убивший принца А’Тора в сражении при СтросМ’кай (Stros M’kai), назначен губернатором провинции Хаммерфелл. Его правление сопровождалось весьма зловещими событиями. Многие жители были убиты или пропали без вести…

Воспоминания. Они греют нам душу и бередят старые раны. Потеряна могила храброго Цайруса, развеян по миру прах Джагара Тарна, лорд даэдра Мерунес Дагон надолго оставил свои попытки завоевать мир смертных, упокоен дух короля Лисандуса, убит предатель Вудборн.

После возвращения из Хай Рока я, попав в немилость за своеволие и промедление, грозившее империи гибелью, был сослан в отдаленный форт, где и провел не менее двадцати лет.

Здравствуй подземелье, мы опять встретились с тобой. За долгие годы мы изучили друг друга и, как мне кажется, успели подружиться. Но что это? Я слышу звон ключей? Давно к моей двери не подходили с ключами. Неужели кончились годы моего одиночества?

Спокойно и с достоинством я выслушал новый приговор. В связи с амнистией изменить меру пресечения, сослать на вечное поселение, избрать местом пребывания провинцию Морровинд. Ссылка. Император сменил гнев на милость? Но, я чувствую, как парус моей судьбы наполняется свежим ветром приключений, я давно научился угадывать этот ветер, он не похож ни на какой другой.

Судьба ждет от меня подвига, она определила место и время его совершения. Но, если не приду я, не будет и подвига. Я встаю, я перебираю ногами, я двигаюсь навстречу тому, что уготовлено мне судьбой. Я — герой.

© 2000—2018 ElderScrolls.Net. Частичная перепечатка материалов сайта возможна только с указанием ссылки на источник.
Торговые марки The Elder Scrolls, Skyrim, Dragonborn, Hearthfire, Dawnguard, Oblivion, Shivering Isles, Knights of the Nine, Morrowind, Tribunal, Bloodmoon, Daggerfall, Redguard, Battlespire, Arena принадлежат ZeniMax Media Inc. [11.96MB | 55 | 1,582sec]