20 день
Начала морозов
ElderScrolls.Net
Главная » Книги » Ядовитая песня, книга III

Ядовитая песня, книга III

Бристин Зел

Таю было восемнадцать, когда, в 685 году Первой эры, он впервые увидел Морнхолд, город острых шпилей, дом богини. Его кузен Калкорит, ставший уже старшим послушником в Храме, отвел Таю пару комнаток на первом этаже купленного им дома. Комнатки были маленькими и бедно обставленными, но прямо за окном рос горьколистник, и, когда задувал ветер, спальня наполнялась прелестным пряным ароматом.

Аккорды Песни более его не беспокоили. Иногда он даже забывал о них — настолько тихими и мелодичными они стали. Иногда, когда он шел по улицам к Храму за заданием, ему встречался кто-нибудь — и накал Песни возрастал, но потом она снова остывала. Тай никогда не пытался определить, чем отличались эти люди от прочих. Он помнил последний случай, когда позволил Песни увлечь его и убить маленького Вастера. Это воспоминание не тяготило его чрезмерно, но все же он решил, что не станет причинять вреда никому, если его не вынудят.

Посыльные регулярно доставляли Таю письма от Байнары, по-прежнему находившейся в Сандилхаусе на острове Горн. Она могла бы пойти учиться в Храм — ума бы ей точно хватило — но не пожелала. Через год, максимум два, ей все равно придется уехать и занять свое место в Доме Индорил, но она не спешила. Тай с удовольствием читал сплетни, о которых рассказывали письма, и описывал в ответ свои собственные занятия и романы.

На третьем месяце пребывания в Морнхолде он повстречал девушку. Она тоже училась в Храме, ее звали Акра. Тай увлеченно писал о ней Байнаре, сообщая, что у нее логика Соты Сила, ум Вивека и красота Алмалексии. Байнара ответила в игривой манере, что если бы знала, какие святотатственные вольности дозволяются студентам Храма, то несомненно сама бы стала послушницей.

«А ты очень предан своей кузине, — засмеялась Акра, когда Тай показал ей письмо. — Передо мной руины потерпевшего крушение романа?»

«Она мила, но я никогда не воспринимал ее с этой точки зрения, — усмехнулся Тай. — Инцест никогда меня особо не интересовал».

«А она тебе очень близка по крови?»

Тай задумался на мгновение: «Не знаю даже. По правде, нам мало что рассказывали о наших родителях, и я даже не знаю, были ли они действительно как-то связаны. Они пали жертвами войны у Красной горы, это я знаю. Но у взрослых всегда портилось настроение, когда мы заговаривали о своих родителях. Со временем мы перестали спрашивать. Но ты ведь тоже Индорил. Может, ты более близкая моя родственница, чем Байнара».

«Может, и так, — Акра улыбнулась, вставая со стула. Она распустила волосы, до этого заколотые способом, подобающим благовоспитанной жрице. Пока Тай наблюдал за этой трансформацией, она отцепила небольшую брошку, крепившую платье к наплечной накидке. Тонкий шелк скользнул вниз, впервые открыв его взору смуглое, стройное тело. — Если так, то инцест по-прежнему тебя особо не интересует?»

Когда они занялись любовью, Песнь начала свое медленное, ритмичное восхождение в голове Тая. Образ Акры померк и сменился видениями из его ночных кошмаров. Когда он наконец откинулся в изнеможении, комната казалась наполненной яростными красными облаками из его сна, а крик женщины и ее ребенка перед лицом смерти эхом отдавались в голове. Он открыл глаза — Акра улыбалась ему. Тай поцеловал ее и нежно прижал к себе.

Последующие две недели Тай и Акра были неразлучны. Даже когда они занимались в противоположных крыльях Храма, Тай думал о ней и откуда-то знал, что она тоже думает о нем. А после они стремглав неслись навстречу друг другу, наслаждались друг другом в его комнате каждую ночь и каждый день в укромном уголке храмового сада.

Однажды пополудни, когда Тай бежал на встречу с возлюбленной, Песнь взыграла в нем с невиданной силой при появлении какой-то согбенной, изнуренной старухи. Он закрыл глаза и попытался приглушить ее, но когда он снова открыл их и увидел, как она покупает пробковый папирус у уличного продавца, он уже знал, кто это. Его старая няня с Горна, Эдеба. Та, что покинула его, даже не попрощавшись, ради своей семьи на материке.

Она не видела его и пошла дальше по улице, а Тай свернул и последовал за ней. Они шли темными переулками самой бедной части города, которая была знакома ему не больше, чем какой-нибудь отдаленный уголок Акавира. Женщина отперла небольшую деревянную дверь дома на безымянной улочке, и тогда он окликнул ее по имени. Она не обернулась, но когда Тай подошел, то обнаружил, что дверь не заперта.

В каморке было темно и сыро, как в пещере. Она повернулась к нему, ее лицо еще больше сморщилось со времени их последней встречи, глубокие морщины придавали ему скорбное выражение. Он закрыл дверь, а она взяла его руку и поцеловала.

«Ты стал таким высоким и сильным, — сказала Эдеба, заплакав. — Мне нужно было убить себя — но не позволить им разлучить нас».

«Как семья?» — холодно поинтересовался Тай.

«Ты моя единственная семья, — прошептала она. — Индорильские свиньи заставили меня уйти, они тыкали мне в лицо своими клинками, когда узнали, что я служу тебе и твоей семье, а не им. Эта маленькая дрянь, Байнара, застала меня за молитвой скорби».

«Ты говоришь, как помешанная, — Тай презрительно усмехнулся. — Как можно любить меня и мою семью и при этом ненавидеть Дом Индорил? Я ведь тоже из Дома Индорил».

«Ты уже достаточно взрослый, чтобы знать правду, — яростно прошипела Эдеба. Тай просто пошутил насчет ее безумия, но теперь он видел, как нечто подобное разгорается в ее древних глазах. — Ты не был рожден в Доме Индорил. Они взяли тебя к себе после войны, как и многих других сирот, которых разобрали и они, и другие Дома. Только так они хотели стереть историю и уничтожить всю память об их врагах — взрастив их как своих детей».

Тай повернулся к двери: «Теперь понимаю, почему тебя прогнали с Горна, старуха. Ты бредишь!»

«Подожди! — закричала Эдеба, бросившись к заплесневелому шкафу. Она достала оттуда стеклянный шар, который засиял всем спектром красок даже в полумраке каморки. — Помнишь это? Ты прикончил того малыша, Вастера, потому что он владел этим, а я забрала его из твоей комнаты, потому что тогда ты был еще не готов узнать о своем наследии и об ответственности. Ты не подумал тогда, чем тебя так притянула эта безделушка?»

Тай тяжело задышал и ответил, хотя и не хотел этого делать: «Порой я слышу Песнь».

«Это Песнь твоих предков, твоей настоящей семьи, — сказала она, кивнув. — Ты не должен с ней бороться, ибо это песнь судьбы. Она будет направлять тебя в том, что тебе предначертано».

«Заткнись! — заорал Тай, — Все, что ты говоришь — ложь! Ты больна!»

Эдеба со всей силы швырнула шар об пол, отчего он разлетелся с оглушительным хлопком. Осколки растаяли в воздухе. Все, что осталось, — маленькое серебряное колечко с незатейливой плоской печаткой. Старуха бережно подобрала его и протянула Таю, стоявшему, опершись спиной на дверь, и дрожавшему.

«Вот твое наследство, наследство хранителя Шестого Дома».

Кольцо предназначалось для скрепления печатью официальных бумаг Дома. Тай видел похожее кольцо у своего дяди Триффита, с печаткой в виде крыла, знаком Дома Индорил. Рисунок на этом кольце был другим — это было то насекомое, которое он запомнил с того дня, как Кена Гафризи учил их с Байнарой геральдике Домов.

Это был символ проклятого Дома Дагот.

Песнь овладела всеми чувствами Тая. Он слышал ее музыку, обонял ее страх, ощущал на языке ее горечь, физически осязал ее силу, а все, что он видел перед собой — пламя ее разрушения. Не осознавая разумом, что делает, он взял кольцо и надел его на палец. Тай по-прежнему не ведал ничего, кроме Песни, и тогда, когда вытащил кинжал из ножен и вонзил его в сердце старой няньки.

Тай даже не слышал ее последних слов, когда Эдеба осела на пол и простонала с сочащейся кровью улыбкой: «Спасибо».

Когда пелена Песни спала, первое, что понял Тай, — что он больше не спит. Перед собой он увидел пламя — то самое, что спалило его родной дом, и пламя снова было перед ним. Но это было пламя от костра, который он развел вокруг жалкой лачуги, и его языки уже проникали сквозь стены, пожирая тело его старой няньки.

Когда люди начали звать стражу, Тай опрометью помчался по улицам.

© 2000—2018 ElderScrolls.Net. Частичная перепечатка материалов сайта возможна только с указанием ссылки на источник.
Торговые марки The Elder Scrolls, Skyrim, Dragonborn, Hearthfire, Dawnguard, Oblivion, Shivering Isles, Knights of the Nine, Morrowind, Tribunal, Bloodmoon, Daggerfall, Redguard, Battlespire, Arena принадлежат ZeniMax Media Inc. [11.93MB | 54 | 1,231sec]