20 день
Начала морозов
ElderScrolls.Net
Главная » Книги » Учебное пособие по нимфам
Разделы:

Учебное пособие по нимфам

Вондхэм Баррес

Я был ученым, аскетом, посвятившим себя науке, чьи глаза видели красоту в интереснейшем отрывке из пыльного тома, любовь — в свече, позволявшей мне заниматься все ночи напролет, страсть — в безупречной логике доказательства какой-нибудь давней и скучной проблемы. Я был вечным студентом. чье обучение никогда не заканчивалось.

Хотя я не защищаюсь, все же опишу себя получше. Я не ханжа. Фактически, я мог свободно обсуждать темы, которые бы самую распущенную проститутку в Скайхоке заставили бы покраснеть с внезапно проявившейся стыдливостью. Я написал эссе «Дом Дибеллы», в котором, как и должно ученому, анализировал культ красоты и половых связей, как иной мог бы изучать севооборот или пищеварительную систему орка. Перемигивания и хихиканье моих знакомых я терпел, но с трудом.

Все это я рассказал для того, чтобы читатель понял, что мое решение изучать язык нимф, их характер и культуру не было продиктовано похотью или вожделением. Ученые с незапамятных времен не уделяли достаточно внимания нимфам, не считая их объектом, достойным серьезного изучения, и такое пренебрежение я объясняю предубеждением. Мудрецы, с которыми я говорил об этом, по всем канонам ораторского искусства говорили то, что в сжатом виде может быть сведено к следующему: «Нимфы выглядят, как прекрасные обнаженные женщины, которые дни напролет веселятся и скачут с возгласами радости, и обожают случайные сексуальные связи. Что они могли бы сказать интересного?»

Это был один из самых моих интересных проектов — исследовать непознанных существ (весьма перспективная задача). Если вопрос не исследован, потому что научное сообщество не считает его заслуживающим внимания, это перспективная, но и решительно разочаровывающая задача. Если я потрачу месяцы на изучение их языка и культуры, а потом еще какое-то время проведу в их обществе, и выясню только, что все, что о них говорилось — верно, «посмешище» будет самым мягким словом, которое я заслужу.

Итак, взволнованный и нервничающий по причинам, не связанным с пресловутым развязным поведением предмета моего исследования, я с большим рвением принялся за изучение языка и поведения предмета моего исследования. Их язык оказался очень мелодичным, звучащим очень похоже на речь диких эльфов или фэйри, но грамматически отличающимся от них. И искусство их оказалось необычным (до меня его описывали как сплошную порнографию). Оставалось найти их самих.

Находясь в Имперском Городе, я без труда разослал запросы по нескольким хорошо известным храмам и гильдиям, занимающимися исследованиями во всех провинциях. Не все они отнеслись к моему запросу серьезно, но кое-кто, а именно школа Джулианоса из Сентинеля оказали мне значительную помощь. Здесь мне хотелось бы выразить искреннюю благодарность магистру Ойтусу и его ученикам. Неважно, каких непристойных историй бы вам не рассказывали, но на самом деле нимфы — очень пугливые и робкие существа. Никто из тех, с кем я говорил, не знал никого, кто бы видел их. Поэтому разговор с ними требует большого внимания и терпения.

Уважая ее стремление к уединению, я не буду здесь приводить точное местоположение маленького грота на берегу Хаммерфелла, где я обнаружил нимфу. Я три месяца терпеливо ждал, оставлял подарки там, где, по моим сведениям, должна была быть нимфа, прежде чем она перестала убегать при моем приближении. Помню, я держал в руках букет алых и белых тетий, а она посмотрела на них, затем на меня, и улыбнулась. Эффект от ее улыбки был воистину магическим, я убежден в этом. Ее тело было, конечно же, совершенным; ее лицо — прелестным и безмятежным; ее волосы напоминали шелк. Но пока она не улыбнулась, ее красота была абстрактной, совершеннейшая статуя великого мастера. Ее улыбка сделала ее доступной и вместе с тем пугающей.

— Для тебя, — произнес я, делая первую попытку сказать что-то настоящей нимфе на ее языке.

Ее улыбка переросла в ухмылку, которая сменилась хихиканьем, а затем смехом. Читателю наверняка приходилось слышать о серебристом смехе эльфов. Смех нимфы — простой, непринужденный и очень… двусмысленный. — И что ты хочешь от меня взамен, смертный? — спросила она.

— Я, — следует сказать, что на языке нимф нет слова, обозначающего ученого, — я — человек, которому нравится изучать все вокруг себя. Я хочу узнать о вас больше. Надеюсь, что я смогу.

И я узнал.

Нимфы — самые мудрые и удивительные создания на Тамриэле. Моя нимфа, ее звали Айалиа (слабая фонетическая транскрипция слова, звучащего подобно слабому ветерку, сквозящему через маленькую щелку в пустой комнате), и она знала об обитателях глухих лесов и их повадках больше, чем самый великий ученый из лесных эльфов, какого я когда-либо встречал. Она рассказала мне о цветах, призраках и созданиях, слищком быстрых и пугливых, чтобы их смог увидеть хоть один человек.

В тот самый первый раз Айалиа научила меня, как изучать что-либо. Как открыть свой разум всем возможностям жизни, и как использовать это знание, а не просто хранить его в себе, подобно стае драконов.

Если вы когда-нибудь встретитесь с нимфой, поговорите с ней.

* * *

Примечание редактора:
Автор данной статьи, Вондхэм Баррес, больше не является ученым Имперского университета. Он оставил эту запись на своем столе и покинул цивилизованный мир. Настоящее его местоположение неизвестно.

© 2000—2018 ElderScrolls.Net. Частичная перепечатка материалов сайта возможна только с указанием ссылки на источник.
Торговые марки The Elder Scrolls, Skyrim, Dragonborn, Hearthfire, Dawnguard, Oblivion, Shivering Isles, Knights of the Nine, Morrowind, Tribunal, Bloodmoon, Daggerfall, Redguard, Battlespire, Arena принадлежат ZeniMax Media Inc. [11.91MB | 54 | 1,202sec]