23 день
Заката солнца
ElderScrolls.Net
Главная » Книги » О дикой и жестокой жизни
Разделы:

О дикой и жестокой жизни

Оригинальное название
A Life Barbaric and Brutal

Артенис Беллок

Глава первая: В плену у предельцев

Я родилась в деревне Мурсьен, что к северу от Эвермора, за рекой Бьюлси. Моя мать была ткачихой, а отец корабелом, он строил небольшие лодки типа шмаков и кораклов, которые пользовались спросом у речных торговцев. У меня осталось немало счастливых воспоминаний из детства о том, как я играла в доках, где работал отец, или как рыскала в окрестных лесах в поисках грибов или орехов пекан.

Именно этим я и занималась, когда однажды удалилась от нашей деревушки чуть дальше, чем обычно. Я протиснулась сквозь колючие кусты… и обнаружила перед собой пару человеческих черепов. Я закричала от испуга и уронила свою корзинку с орехами. К тому времени, как до меня дошло, что на самом деле рядом с черепом, венчавшим посох, было женское лицо, разрисованное под череп, меня уже сбили с ног, связали и закинули на плечо.

Женщина потащила меня на север, все дальше от деревни в горы. Я стала кричать и вырываться, но женщина всего лишь бросила меня наземь, затянула мои путы еще туже, да к тому же заткнула мне рот, после чего как ни в чем не бывало потащила меня дальше в глушь. Через некоторое время силы покинули меня, и я потеряла сознание.

Когда я пришла в себя, вокруг было темно, но в мерцающем свете костра я различила силуэты украшенных рогами и костями, шипами и перьями людей. Предельцы. Я закрыла глаза и попыталась проснуться, но это не было кошмаром: когда я их открыла, силуэты по-прежнему были там.

Мой кляп исчез, так что я попросила воды. Женщина с разрисованным лицом — ее звали Воанш, как я потом узнала, — дала мне чашку. Она проверила мои путы, если я морщилась от боли, в том месте она слегка ослабляла веревки. Меня это удивило, ведь я всегда слышала, что кланы Предела были варварами, гнусными последователями даэдра, упивавшимися жестокостью. Быть может, когда они поймут, как сильно я страдаю, они освободят меня и отпустят домой.

Но это была пустая надежда — я пробыла пленницей клана Жен Ворона следующие восемь лет. Предельцы оказались совсем не так примитивны, как принято считать у нас, бретонцев, но в одном мои соотечественники оказались правы: варварство и жестокость встречались в Пределе повседневно. Воанш была коневодом, и она похитила меня потому, что ей был нужен раб, который бы присматривал за лошадьми, а прежний трэлл скончался от удара ногой по голове. Она дала мне воды и ослабила путы только для того, чтобы не попортить свою новую собственность.

Кланом Воанш правила ворожея по имени Клоавдра. Старая карга с когтистыми лапами была ведьмой-шаманкой немалой силы. Она была жрицей Намиры, даэдра Духа, владычицы стародавней тьмы, что повелевает мерзкими тварями вроде пауков, насекомых, личинок и змей. Поскольку Намира является повелительницей маленьких паразитов, предельцы зовут ее «детской богиней» (им нельзя отказать в чувстве юмора, хотя их шутки всегда недобрые). Каждый раз, когда в цикле двух лун появлялась темная луна, Клоавдра бросала жребий и выбирала ребенка как из числа рабов, так и членов клана в жертву Богине Тьмы. Несчастному предстояло оказаться на Вечно-Сочащемся алтаре, где Клоавдра вырезала его сердце и преподносила в дар Намире. Каждый раз я думала, что настанет моя очередь, но имя на вытянутом пере оказывалось другим.

Мужем Клоавдры был развратный грубиян по имени Коинттак. Он был могильным певцом, шаманом, который мог повелевать мертвыми, — в наших землях таких называют некромантами. Старик часто облизывался, поглядывая на Воанш, словно на кусок ароматной жареной дичи. Хотя у него и было влияние в клане и все его боялись, Воанш относилась к нему с презрением, из-за чего иногда он мог со злости наслать ухающих сов в ее шатер ночью или напустить червей в овес для лошадей. Воанш и бровью не вела, лишь грозилась пожаловаться его ведьме-жене Клоавдре, и это всегда охлаждало его пыл.

Жить в Пределе была нелегко. Клан Жен Ворона был охотничьим, так что мы шли через тундру вслед за стадами. Это было и тяжело, и рискованно, ведь жизнь могла оборваться в мгновение ока, случись встретить рога оленя или клыки саблезуба. Но чего я страшилась больше всего, так это происходящего раз в полгода перехода через реку Карт по следу стада. Я должна была помогать Воанш и ее бесполезной дочери переправлять лошадей через бурлящие потоки ледяной воды, и каждый раз я была уверена, что сейчас и утону. Оказываясь в объятиях Карт, как же я жалела, что в свое время я не последовала примеру братьев и не научилась плавать в Бьюлси.

Время от времени одна из лошадей, пересекавших реку, могла запаниковать и вырваться, что обычно означало смерть для животного. Тогда мы с Воанш отправлялись вниз по течению в поисках туши, чтобы снять шкуру с мертвой лошади и забрать ценные мясо, жир и кости. Предельцы ничему не давали пропадать зря.

Шло мое шестое лето среди Жен Ворона — я пересекла ненавистную Карт уже одиннадцать раз, — когда я, на мое несчастье, начала привлекать внимание Айокнуалла, неотесанного сынка Клоавдры и Коинттака. Внимание его проявлялось в том, что он толкал меня в грязь или подбрасывал дохлых полевок в мою еду. Он был на год младше меня, но вскоре я поняла, что я ему была нужна не только как объект издевок. Как сын ворожеи, он мог безнаказанно делать практически все что угодно, и Воанш не смогла бы меня защитить, пожаловавшись Клоавдре, — старая мегера лишь посмеялась бы и отправила ее восвояси.

И потому ночью, вместо того чтобы спать на кипе шкур, служивших мне постелью, я начала делать копье.

© 2000—2020 ElderScrolls.Net. Частичная перепечатка материалов сайта возможна только с указанием ссылки на источник.
Торговые марки The Elder Scrolls, Skyrim, Dragonborn, Hearthfire, Dawnguard, Oblivion, Shivering Isles, Knights of the Nine, Morrowind, Tribunal, Bloodmoon, Daggerfall, Redguard, Battlespire, Arena принадлежат ZeniMax Media Inc. [15.87MB | 48 | 1,303sec]