19 день
Начала морозов
ElderScrolls.Net
Главная » Книги » Кость, часть II
Разделы:

Кость, часть II

Тави Дромио

— Ты что, хочешь сказать, что дальше будет еще отвратительнее? -Гараз был настроен скептически. — Что, во имя Боэтии, может быть отвратительнее?

— Это он заманивает, — фыркнул Ксиомара, заказывая еще две кружки грифа и стакан флина для Гараза. — Что может быть противнее истории о людоедах, издевательствах над рабами и копании в разложившихся тушах животных?

— Да хватит уж вам, — проворчал Халлгерд, которого начало раздражать отсутствие у слушателей должного уважения к его таланту рассказчика. — Напомните, на чем мы остановились.

— Арслик Оун — владелец крепости, осажденной дикими нордами-людоедами,- сказал Ксиомара, пытаясь сохранить серьезное выражение лица. — После кучи смертей и нескольких неудачных попыток достать воду, он приказал своему кузнецу со странным именем Горкит нарядить своих слуг в первую в истории костяную броню. Наконец один из них принес в крепость немного воды.

— Да, это был единственный кувшин воды, — сказал Халлгерд, откидываясь на спинку кресла и продолжая свой рассказ, — и Арслик Оун выпил большую часть воды, остатки отдал своему драгоценному кузнецу Горкиту, а последние капли пожертвовал нескольким десяткам рабов, которые чудом уцелели. Этого было явно недостаточно для поддержания здоровья и нормального самочувствия. Была нужна еще одна экспедиция, но у них остался всего один костяной доспех, поскольку из всей предыдущей группы выжил только один водонос.

«Один из восемнадцати слуг смог пробиться сквозь толпу нордов, и на нем был твой великолепный костяной доспех, — сказал Арслик Оун Горкиту. — Но один может принести воды лишь для одного. А дальше простая математика: в крепости осталось пятьдесят шесть человек, включая нас с тобой, значит, необходимы доспехи для пятидесяти четырех. Поскольку один доспех у нас уже есть, осталось сделать пятьдесят три. Мы можем прикинуть, что вернутся трое и принесут достаточно воды для меня, тебя и еще кого-нибудь, кто будет в состоянии пить. Не знаю, что мы будем делать после этого, но если медлить, то скоро у нас не останется достаточного количества рабов, чтобы добыть даже двухдневный запас воды».

«Я понимаю, — заскулил Горкит, — но как мне сделать броню? Я использовал все кости животных, чтобы сделать первую партию».

Арслик Оун отдал Горкиту приказ, который ужаснул его, но ослушаться кузнец не посмел. Через восемнадцать часов…

— Что значит «Арслик Оун отдал Горкиту приказ, который ужаснул его, но ослушаться кузнец не посмел?» — спросил Ксиомара. — Что за приказ-то?

— Скоро все прояснится, — улыбнулся Халлгерд. — Мне приходится выбирать, что открыть сразу, а что приберечь. Так все истории рассказываются.

— Через восемнадцать часов Горкит сделал пятьдесят три костяных доспеха, — продолжил Халлгерд, не обращая особого внимания на то, что его перебили. — Арслик Оун приказал рабам начать практиковаться с доспехами и даже позволил им потренироваться дольше, чем первой группе. Они не только научились двигаться и быстро останавливаться; но использовать боковое зрение, чтобы замечать занесенную руку раньше, чем будет нанесен удар, и вовремя уклоняться; выяснили, где находятся самые прочные части доспеха — в центре груди и живота — и как подставлять под удар именно эти части тела, которые обычно человек стремится защитить. У них даже было время на учебные поединки, а потом их послали к людоедам.

Рабы проявили себя очень достойно. Очень немногие, всего пятнадцать, были убиты и съедены сразу. Только десять погибли на пути к реке. И тут дело пошло не так, как рассчитал Арслик Оун. К замку понесли двадцать один кувшин. Лишь семь из них вернулись в замок, остальным путь отрезали норды. Процент живых был явно больше намеченного, но Арслик Оун неожиданно разгневался и засомневался в верности своих слуг.

«Вы абсолютно уверены, что не хотите убежать?» — вопрошал он их с укреплений.

Наконец он впустил выживших в замок. Троих убили, пока они ждали решения хозяина. Еще двое умерли, едва войдя во двор крепости. Один повредился рассудком, он ходил кругами, смеялся и танцевал, а потом вдруг упал и умер. Это означало пять кувшинов воды на четырех человек: двух рабов, Арслика Оуна и Горкита. На правах хозяина Арслик взял себе лишний кувшин, но остальные отдал.

— Ты не обманул, — нахмурился Гараз, — история становится все более гадкой.

— То ли еще будет, — улыбнулся Халлгерд.

— На следующее утро, — продолжил Халлгерд, — Арслик Оун проснулся в абсолютной тишине. В коридорах не было слышно шарканья и бормотания, никто не работал во дворе. Он оделся и пошел прояснять ситуацию. Оказалось, что крепость совершенно опустела. Арслик Оун спустился в комнату кузнеца, но дверь была заперта.

«Открывай, — сказал Арслик Оун, проявляя выдержку и терпение, — нам надо поговорить. Тридцать из пятидесяти четырех слуг успешно дошли до реки и набрали воды. Вероятно, некоторые сбежали, а пара не выжила, потому что мне надо было убедиться в их верности, но с точки зрения математики — это пятьдесят пять процентов за выживание. Если мы с тобой и оставшиеся два раба пойдем на реку в следующий раз, мы двое должны выжить».

«Зилиан и Гело ночью ушли, прихватив с собой доспехи», — крикнул Горкит из-за двери.

«Кто такие Зилиан и Гело?»

«Двое оставшихся рабов! Их нет здесь больше!»

«Досадно, — сказал Арслик Оун. — Но мы все равно должны продолжать. С точки зрения математики…»

«Прошлой ночью я слышал кое-что, — прохныкал Горкит странным голосом. — Похоже на шаги, только другие, и эти шаги будто шли сквозь стены. А еще я слышал голоса. Они странно звучали, как будто говорящие не могли нормально двигать челюстями, но один голос я узнал».

Арслик Оун вздохнул, пожалев своего бедного кузнеца: «И кто это был?»

«Поник».

«А кто такой Поник?»

«Один из рабов, который умер, когда норды отравили нашу воду. Один из многих, многих слуг, которые умерли и которых мы использовали. Он всегда был симпатичным парнем, никогда не жаловался, поэтому я узнал его голос, — Горкит начал всхлипывать. — Я понял, что он хотел сказать».

«И что же?» — спросил Арслик Оун со вздохом.

«Отдайте мне мои кости!» — голос Горкита сорвался на крик. Несколько мгновений стояла тишина, а потом снова раздалось истерическое всхлипывание.

— Я так и думал, что к этому дело идет, — рассмеялся Ксиомара.

— От кузнеца больше ничего нельзя было добиться, — продолжил Халлгерд, уже немного устав от постоянных прерываний, — так что Арслик Оун снял с одного из мертвых слуг костяную броню и надел ее на себя. Он решил попрактиковаться во дворе — и с удивлением обнаружил, что в доспехах среднего веса ему очень удобно. Шли часы, а он упражнялся в кулачном бою, делал выпады, бегал, уклонялся, прыгал — в общем, развлекался, как мог. Когда он почувствовал усталость, то устроился в тени и прикорнул.

Звук королевского рога вывел его из дремотного состояния. Уже настала ночь, и на мгновение ему показалось, что он еще спит. Затем звук повторился, далеко, но различимо. Арслик Оун вскочил на ноги и побежал к стене. Он увидел в нескольких милях от замка посланников и их хорошо вооруженную и многочисленную свиту. Они прибыли раньше! Оцепенев от страха, норды-людоеды смотрели друг на друга. Какими бы они ни были дикарями, но понимали, что значит приближение превосходящих сил противника.

Арслик Оун буквально скатился по ступенькам к каморке Горкита. Дверь все еще была заперта. Он колотил по ней кулаками, уговаривал, просил, угрожал. Наконец он нашел ключ — одну из железок, которую по чистой случайности не пустили в расплав несколько дней назад.

Казалось, что Горкит спит, но когда Арслик Оун подошел, он заметил, что рот и глаза оружейника широко открыты, а руки неестественно заведены за спину. При ближайшем рассмотрении оказалось, что кузнец мертв. Странно было то, что его лицо и все тело были какими-то впалыми, похожими на пустой свиной пузырь.

Что-то двигалось сквозь стены. Шаги казались какими-то… слишком мягкими. Арслик Оун быстро повернулся на звук, уверенно сохранив равновесие.

Сначала он увидел, как что-то пузырящееся просачивается сквозь одну из трещин в стене. Когда этой субстанции цвета плоти стало больше, она оформилась в некое подобие лица. Обвислое, почти бесформенное лицо с низким лбом и слабой, беззубой челюстью. Из трещины тем временем вытекли остатки тела, мягкий мешок из мускулов и крови. За спиной Арслика Оуна и по сторонам от него тоже происходило какое-то движение, другие слуги начали проникать сквозь щели в камне. Они окружали его и тянули к нему руки.

«Отдай нам, — застонал Поник, его язык вываливался из плохо слушающегося рта. — Отдай нам назад наши кости».

Арслик Оун быстро снял с себя броню и бросил ее на пол. В каморку уже набилась сотня фигур, и к ним присоединялись другие.

«Этого мало».

К тому моменту как королевская свита появилась у ворот Арслика, людоеды уже сбежали. Посланники не слишком радовались предстоящему визиту. Но они подумали, что лучше начать с самого несимпатичного из королевских дворян, тогда есть шанс, что следующая часть путешествия будет куда более приятной. Они еще раз протрубили в рог, но ворота не открылись. Из крепости Арслика Оуна не доносилось ни звука.

На то, чтобы пробиться в цитадель, ушло несколько часов, Если бы один из посланников не взял с собой для развлечения циркового акробата, времени бы ушло еще больше. Поместье казалось заброшенным. Они обыскали каждый уголок, пока наконец не дошли до каморки кузнеца.

Там они нашли хозяина поместья, он был аккуратно сложен пополам, ноги за головой, руки за ногами — как складывают одежду. В его теле не было ни единой кости.

— Первая часть твоего рассказа была полной бессмыслицей, — вскричал Ксиомара. — Но теперь ясно, что во всей истории нет ни слова правды. Как можно было воссоздать костяную броню, если кузнец умер, не поделившись ни с кем своим открытием?

— Я сказал, что тогда броню создали в первый раз, и не говорил, что тогда ее научились изготавливать.

— А когда же тогда один человек впервые научил другого делать такую броню? — спросил Гараз.

— Это, друзья мои, — ответил Халлгерд со зловещей ухмылкой, — история на следующий вечер.

© 2000—2018 ElderScrolls.Net. Частичная перепечатка материалов сайта возможна только с указанием ссылки на источник.
Торговые марки The Elder Scrolls, Skyrim, Dragonborn, Hearthfire, Dawnguard, Oblivion, Shivering Isles, Knights of the Nine, Morrowind, Tribunal, Bloodmoon, Daggerfall, Redguard, Battlespire, Arena принадлежат ZeniMax Media Inc. [11.93MB | 54 | 1,338sec]