20 день
Начала морозов
ElderScrolls.Net
Главная » Книги » Король Эдвард, т.1
Разделы:

Король Эдвард, т.1

Перевод: Евгений Каленюк

 Автор неизвестен

Глава 1. Отбытие из Даггерфолла

Давным давно, на заре мира, до того, как пришли Редгарды и была основана славная империя великого Септима, но после того, как гоблины сменили гномов в Хаммерфелле, сын, Эдвард, родился у короля Коркира Первого Даггерфолльского и его королевы, Алиеры Вэйрестской. Маленький мальчик лежал сейчас в дворцовом саду, на вершине продуваемого ветрами холма, откуда открывался вид на темно-синюю бухту Даггерфолла. Его клонило ко сну. Обычный для Даггерфолла осенний туман сегодня развеялся, и небо было глубокого, бесконечно синего цвета. Такие моменты редко выпадали маленькому принцу Эдварду; этот полдень был результатом многих дней рассчетливого планирования. Ему приходилось выкраивать одиночество, как другие знатные персоны, как он знал, выкраивали себе компанию. Сейчас его учитель языков считал, что Эдвард практикуется в искусстве владения оружием с тренером, который полагал, что принц занят погоней за оленем с учителем охоты, который в свою очередь думал, что мальчик сидит за эльфийским. Его отец не имел понятия, где был его сын, да он и не интересовался этим, будучи всецело занят своей молодой женой, их сыновьями и прочими прелестями жизни знатного вельможи…

Яблоко шлепнулось в траву рядом, едва не стукнув его по голове. Он открыл свои светло-серые глаза, его ноздри щекотал сладковатый запах прелых яблок. Он вздохнул и уставился в синеву над головой. Почему вещи падают вниз, а не вверх? Если смотреть в небо достаточно долго, то почувствуешь, будто начинаешь падать в него… Его глаза остекленели, зрачки расширились. Он был невесомым, парил… Еще одно яблоко упало, задев его ухо, он сверзился на землю и вскрикнул, получив удар в бедро и еще один по голове. Прозвучал серебристый смешок. Эдвард резко поднялся и принялся озираться, позабыв закрыть рот.

Двое всадников стояли в десяти футах, словно вырезанные из камня, внимательно наблюдая за ним. Принцев не так легко напугать, даже столь мягкосердечных, но Эдвард никогда не видел и даже не представлял себе ничего подобного этой паре. Один обладал кожей и глазами золотистого цвета и был верхом на (Эдвард моргнул. Он был все еще здесь) единороге! Подле единорога сидел золотой дракон со сложенными крыльями. На его спине расположился мужчина в темной кольчуге, с длинным мечом на боку. У него не было шлема, его глаза горели красным на темно-сером лице… и его заостренные уши…

— Вы эльфы! Что…

— Какой умный мальчик, — голос темного эльфа сочился сарказмом. Он говорил на отличном бретонском, заметил Эдвард. Мозг принца еще работал, хотя со всем остальным, похоже, что-то случилось.

— Так и есть. Он сделал это почти сам. Замечательно, как для нетренированного ребенка. Я просто помог ему… сконцентрироваться, — высший эльф тоже говорил на бретонском, но запинаясь и со слегка певучим акцентом. Учитель Эдварда говорил, что эльфы не могут говорить по-человечески. Взгляд мальчика метался между четырьмя созданиями перед ним, бессильный остановиться на ком-то одном. Эдвард все еще слабо надеялся, что он спит. Его разум полнился вопросами и требованиями объяснений, когда неожиданно его язык разморозился.

— Но я не концентрировался вообще! Мои учителя говорят, что я не способен…

Эдвард захлопнул рот, внезапно сообразив, что спорить с такими существами было не самым мудрым поступком. Но золотой эльф широко улыбнулся, показав превосходные белые зубы:

— Вот именно.

Он излучал такое теплое одобрение, что Эдвард почувствовал кожей приятное покалывание. Это чувство он испытывал только вблизи своей давно пропавшей матери. Но лицо второго эльфа ничего не выражало, взгляд его красных глаз буравил Эдварда, пронзая его душу.

— Мораэлин! Ты Мораэлин! Король-ведьмак! — мальчик вскочил на ноги, и повернулся к темному эльфу. — Ты украл мою мать! Мой отец убьет тебя!

— Я есть. Я сделал. Сделает ли он? Может мы позовем его и проверим? — темный эльф выпрямился и его краснота его глаз сделалась более глубокой. Из ноздрей дракона вырвалась струйка пара. Вокруг его компаньона появилась светящаяся аура. Эдвард знал, что не станет звать стражников. Зачем им умирать? Эта пара выглядела способной на… все что угодно. Он с удивлением почувствовал, что больше не боится. Если они пришли, чтобы повредить ему, они давно бы уже это сделали. Но чувство бессильной ярости осталось. Они забрали его мать. И сейчас…

— Зачем вы пришли? — требовательно, как умеют принцы, выкрикнул он.

— Эдуард, считаешь ли ты возможным пойти с нами? — спросил высший эльф. Его голос походил на звуки лютни, прохладный, как ветерок, теплый, как очаг… Мальчик стоял молча. К своему удивлению, он очень хотел сказать «да». Он хотел спросить, увидит ли он свою мать, но вместо этого только выдавил:

— Мой отец…

— Без сомнения будет скучать по тебе, — ирония вернулась в голос Мораэлина, голос, который заставлял Эдварда думать о сверкающих сосульках, тающих и роняющих капли в лучах зимнего солнца. Но в глазах его было что-то вроде голода, может быть, тоска?

Его отец не будет скучать по нему, он знал это. Волна стыда прокатилась по принцу, но он взглянул снизу вверх на широкоплечего эльфа вызывающе:

— Ты, что ли, мой отец?

Эдвард строил вопрос под стать сарказму эльфа, но сам удивился реакции того. Конечно, мальчик не походил на своего коренастого, ширококостного, рыжеволосого отца… и Роан часто говорила, что в нем есть что-то эльфийское. Тяжелая тишина повисла над холмом, и Эдвард видел, что Мораэлин принял вопрос всерьез, но правда могла не иметь ничего общего с тем, что он ответит. Он мог дать такой ответ, который ему больше подходил. Но…

— Нет, — это прозвучало неохотно. Разумеется, эльф мог лгать, но Эдвард почувствовал мощную волну облегчения.

— У моей матери есть… еще сыновья? — Эдвард как-то понял, что у нее их нет, и этот вопрос заденет темного эльфа. И он был рад и тому, и другому.

— Твоя мать, возможно, мертва, откуда ты знаешь… — ноздри темного эльфа дернулись, как будто от Эдварда плохо пахло, и линии возле его рта углубились. Она не была мертва. Эдвард бы знал. Мальчика уколола горькая несправедливость презрения Мораэлина.

— Это она послала тебя ко мне?

— Ты принимаешь меня за мальчика на побегушках? — выплюнул эльф и обратился к своему компаньону:

— Давай возьмем его и покинем это место, мы сможем обсудить все остальное на досуге.

Золотой эльф поднял руку:

— Терпение, кузен, — и к Эдварду:

— Ну, молодой человек, пойдете ли вы?

О детях, выкраденных эльфами, жаждущими молодой человеческой крови, ходили темные истории…

— Я не знаю вашего имени, — Эдвард тянул время.

— Ты настолько любишь свою жизнь здесь?

Эдвард посмотрел на дворец вдалеке, вымпелы лениво развевались по ветру… город внизу, искрящаяся бухта, горы на горизонте.

— Я люблю Даггерфолл.

— Ах. И ты вернешься править им, принц Эдуард. Я, И’рик Харад Эдун, Архмагистр, клянусь в этом тебе.

Подскочил Мораэлин, резко протестуя на эльфийском. Дракон выдохнул язычок пламени, но единорог не двинулся, его золотые глаза внимательно наблюдали за Эдвардом. «Единороги не выносят лжи в любой форме», — промелькнул в голове принца голос матери.

— И’рик Харад Эдун, Архмагистр, я пойду с тобой.

— Ты должен будешь ехать с Мораэлином. Лорд Акатош смирится с этой… необходимостью, — эльф произвел жест в сторону дракона.

Конечно, маленький принц не был достоин прикоснуться к единорогу…

— Хорошо. Я… Я, конечно, не могу взять свою собаку?

Где это он? Шег всегда был возле него. Спит в траве! Шег, всегда-на-страже? Эдвард наклонился, чтобы коснуться его. Поднялась горячая дискуссия на эльфийском, в ходе которой дракон жег траву вокруг себя. Мораэлин спрыгнул вниз и поднял Шега с видимым неудовольствием.

— Хорошо, но предупреждаю тебя, что терпение Акатоша на исходе. Садись, наконец.

— Лорд Акатош, я глубоко обязан вам за вашу снисохдительность. Если я когда-нибудь смогу отблагодарить…

— Сможешь, — прервал Мораэлин, подхватив Эдварда за ремень и забросив его на спину дракона.

Эдвард устроился между шеей дракона и его крыльями, Шег неудобно скорчился впереди него.

— Здесь нет места для… — начал Эдвард и подпрыгнул от изумления, когда дракон пошевелился под ним и стал больше в размерах. Гораздо, гораздо больше. Мораэлин уселся на спину дракона позади него, совершив необычайно ловкий, как для человека в броне, прыжок. Единорог легко перемахнул через девятифутовую стену, громадные крылья дракона раскрылись, он присел, затем подпрыгнул в воздух. Его наездников жестоко тряхнуло. Темный эльф пробормотал что-то на эльфийском, и их перестало болтать.

Мощными взмахами крыльев дракон медленно набирал высоту, кружась над крепостью. Люди бегали внизу, крича и указывая вверх. Эдвард увидел свою старую няню, помахал рукой и закричал:

— До свидания! Я когда-нибудь вернусь… Стрелы взлетели в воздух, няня вскрикнула и схватила за руку ближайшего лучника.

Король Коркир выбежал голый на крепостную стену, рыча от гнева и потрясая кулаками:

— Демонское отродье, вернись, и я прерву твою никчемную жизнь! Спускайся, Мораэлин, и сражайся, как мужчина, которым ты никогда не был!

Громкий смех Мораэлина зазвенел над крепостью, словно храмовые колокола. Он крикнул:

— Радуйся, что я не спущусь, маленький король с маленьким достоинством!

Дракон почти лениво повернулся и выпустил большой шар пламени. Стрелы бессильно звякали об его золотую чешую.

— Я поеду повидаюсь с мамой! — прокричал Эдвард вниз, заметив следящие за ним лица его мачехи и ее рыжеволосых сыновей. Роан куталась в подбитую мехом накидку, но ее длинные волосы свободно развевались. Четыре пары глаз смотрели не на Мораэлина, а на мальчика, горя гневом и ненавистью. Эдвард прекратил махать и обхватил Шега обеими руками. Затянутая в кольчугу рука Мораэлина надежно держала принца поперек талии. Эдвард прислонился к нему, чувствуя себя в достаточной безопасности впервые за очень долгий период времени.

Лучники прекратили стрелять, большинство их смотрело на королевскую семью. Король плясал от ярости.

Дракон взмахнул крыльями сильнее, и они направились на юг в направлении моря.

— Разве мы не летим в Эбонхарт? — мальчик обернулся и посмотрел на Мораэлина.

— Твоя мать ждет тебя в Фестхолде на Саммерсете, маленький принц.

— Почему вы так долго ждали, чтобы забрать меня?

— Ворчливое дитя, неужели ты думаешь, будто драконы и единороги выполняют приказы людей или эльфов? Твоя мать пришла ко мне по своей воле, но она не могла взять тебя. Ты был слишком хорошо охраняем людями отца. Считаешь, нам необходимо было развалить вашу крепость и взять тебя силой? Она думала, что ты будешь в безопасности и о тебе будут заботиться… и она была в отчаянии. Нет, это был план дракона.

Из всех удивительных событий этого дня это было самым неожиданным — замечание, что дракон проявил к нему интерес, когда даже его собственная семья не делала этого. Но эльф сказал, по своей воле!

— Ты в фокусе больших событий, юноша. Твоя задача — готовиться стать королем. Королем, которого твои люди никогда еще не знали. Наша задача — помочь тебе в этом. А сейчас спи.

Волны сонливости накатывали на Эдварда, одна за другой.

— Но… — он хотел спросить Мораэлина о своей матери, но последняя волна оказалась слишком сильной. Она рухнула на него, и он провалился в сон, темный, со вспышками фейрверка.

© 2000—2018 ElderScrolls.Net. Частичная перепечатка материалов сайта возможна только с указанием ссылки на источник.
Торговые марки The Elder Scrolls, Skyrim, Dragonborn, Hearthfire, Dawnguard, Oblivion, Shivering Isles, Knights of the Nine, Morrowind, Tribunal, Bloodmoon, Daggerfall, Redguard, Battlespire, Arena принадлежат ZeniMax Media Inc. [11.94MB | 54 | 1,236sec]