29 день Огня
   Оригинал: The Imperial Library; Перевод: Reaver; Редакция: FG

Собрание сведений о истории Редгардов

Автор: Dave (Ryder Bloc)

тот документ составлен в виде черновика школьного учебника, написанного, как исторический анализ мифов и преданий, рассматриваемых в качестве исторических сведений.

Герой Франдар Хандинг
История Редгардов до прихода на Хаммерфелл. Задает окрас для колорита и качеств этого народа. Проясняет сложившуюся ситуацию и вводит некоторую терминологию. Создает общее представление о создаваемом силой мысли мече - квазимагическом "мече духа". Объяснение происхождения названий "Хаммерфелл" и "Редгард".

Герой Макела Леки
История Редгардов спустя 300 лет после прихода в Хаммерфелл, полностью героический материал - общее представление о камне памяти, который может быть использован для записи воспоминаний отдельной личности. Также сопровождается концептом оружия чистой мысли - мече духа, используемом только особыми воинами, такими как оба вышеупомянутых героя. Дает представление о конфликте с местными лордом Хай Рока, пытавшимся вторгнуться в Хаммерфелл через один из перевалов Вротгарианских гор - перевал Банкорай.

Герой Дивад
Сын Хандинга, отвоевал Хаммерфелл, новую родину редгардов, у гигантских гоблинов. Он объединил меч духа с традиционным магическим оружием, чтобы создать 5 великих магических мечей и нанести поражение гигантским гоблинам. Гоблины Арены - это низенькие желтые коротышки, бойцы нестойкие, враги лишь на ступень выше канализационной крысы. Изначально Хаммерфелл заселяли Двемеры. Они были народом немногочисленным и имели всего несколько богатых городов. Однажды ночью (из другого измерения) вторгся новый вид гоблинов - огромная армия бойцов появилась в центре провинции, грабившая, разрушающая города и изгнавшая оставшихся в живых Гномов. Гномы бежали через единственный уцелевший портовый город и исчезли совсем к тому времени, как Редгарды пересекли океан. Хандинг и Дивад вошли в заброшенный порт, полагая, что он пуст, и Хандинг был подло убит. Дивад возглавил борьбу, намереваясь вырвать эту землю из рук гигантских гоблинов, и был вынужден был прибегнуть к магии, чтобы нанести им поражение (5 великих магических мечей). Эти пять мечей совместно привели в действие могущественное заклинание, которое буквально уменьшило гоблинов до нынешнего размера и придало им общезнакомые черты, которые мы наблюдаем в современной Арене. Покинув Хаммерфелл, они бежали в пещеры и глухие, дикие места. Редгарды унаследовалм эту провинцию.

Герой Дерик Холлин
Он живет в более поздние годы, когда Редгарды по большей части забыли свое наследие. Они снова столкнулись с великой опасностью в лице гигантских гоблинов, которые умудрились открыть проход из другого измерения. Дивад после битвы за Хаммерфелл решил, что 5 мечей слишком могущественны, поэтому он спрятал их в опасных и полных коварных ловушек пещерах в горах. Дерик взялся найти эти мечи и победить гоблинов. Что он и сделал, а мечи были разрушены и окончательно потеряны (но есть вероятность возвращения их небольшой частицы и в нынешние времена). История этого последнего героя произошла около 1000 лет назад от времен Даггерфолла.

Каждая история изложена по-своему. Франдара - исключительно как строго объективный исторический материал; Макелы - как ее собственные воспоминания; Дивада - как научная гипотеза, за которой следует прозаическая версия поэмы, а Дерика - как записанная история, рассказанная у костра.

Возможно, это подкинет вашим переписчикам работенки. Я же могу сказать, что мне было интересно это писать. Надеюсь, это создаст кое-какую предысторию для Даггерфолла. Вместо того, чтобы использовать конспект сказания о Дерике, его можно сделать более живым по желанию редактора. Если вы захотите, чтобы я его детализировал, я это сделаю, пока я просто работал с тем, что находил по основной теме книги.

Заметки о Редгардах, их истории и героях

то издательский пробный оттиск первоначального наброска моей книги "Редгарды, их история и герои".

Нижеследующее является сводом преданий, мифов и исторических сведений о Редгардах. Большая часть их истории скрыта под покровом тайны и затеряна в глубине веков. Тяжело отличить мифы и реальную историю. Я, однако, верю, что Франдар Хандинг, Дивад Певец, Макела Леки и Дерик Холлин были реальными людьми и их истории тоже реальны.

Возможно, не все читатели знакомы с тем, что такое камень памяти, упомянутый во второй главе. Это камень, который встречается только в дальней северной части Хай Рока, что обусловлено его минеральным составом, и, безусловно, таких камней очень мало. Однажды Маг, живший в глухом уголке этого региона, практикуясь с колдовскими заклинаниями, вложил в несколько сотен таких камней способность улавливать и записывать мысли. Камни чрезвычайно ценны и могут быть использованы только один раз. Большинство городских музеев хранит около дюжины таких камней, и, если вы возьмете один из них в руку, вы можете услышать мысли первоначального владельца так ясно и четко, как если бы он сам разговаривал с вами. Сейчас незаписанные камни - большая редкость, и стоят они гораздно больше, чем в дни Макелы. Представьте, она заплатила за свой всего лишь 25000 золотых!

Я поместил рассказ Макелы перед историей Дивада, несмотря на то, что хронологически Макела родилась много лет спустя после смерти Дивада. Такой выбор был основан на моем желании сопоставить истории главных героев Редгардов. Рассказ, озаглавленный "Палец Дракона", поставлен последним, так как он повествует о том, как Певцы Мечей Редгардов последний раз воспользовались Пятью магическими мечами Дивада Певца, созданными, чтобы изгнать Гоблинов с Хаммерфелла.

Ниже приведена первые главы из черновика.

Перевод "Книги кругов" Дестри Миларгом

римечания автора, переведенные на современный язык Хаммерфелла:

Франдар Хандинг родился в 2356 году по старому летоисчислению, в наших любимых пустынях древней земли. Традиционное правление императоров было низвергнуто в 2012, и хотя каждый последующий император номинально оставался главой империи, его власть была сильно урезана. С этого времени наш народ пережил 300 лет шли почти непрерывных гражданских войн между провинциальными лордами, монахами-воинами и разбойниками, все они сражались друг против друга за власть и землю. Наши люди когда-то были ремесленниками, поэтами и учеными, но расширявшаяся борьба неизбежно склоняла многих на путь меча - песню клинка, рассекающего воздух, плоть и кости, его звон о доспехи; ответ на наши молитвы.

Во времена лорда Франдара, первого Принца-война, для защиты себя и своих земель лорды, называемые Йокеда, строили огромные каменные замки; города вокруг замка начали расти. В 2245 г. выдвинулся вперед некто Мансель Сеснит. Он стал старейшиной Йокеда, или военным диктатором, и по прошествии 8 лет успешно контролировал почти всю империю. После убийства Сеснита в 2253 г. бразды правления подхватил человек незнатного сословия. Рэндик Торн продолжил дело объединения империи, начатое Сеснитом, безжалостно подавляя любые беспорядки и мятежи. Он возродил старую рознь между воинами - певцами меча - и простым людом, введя ограничения на ношение мечей. "Охота на мечи Торна", как это было названо, означала, что только певцам было позволено носить мечи, которые и отличали их от всего остального населения.

Хотя Торн много сделал, чтобы вернуть империю в ее прежнее, довоенное состояние, ко времени его смерти в 2373 г. внутренние беспорядки все еще не были полностью ликвидированы. После его смерти гражданская война вспыхнула с новой силой, война; по сравнению с ней, предыдущие 300 лет неразберихи поблекли. В это время и рос Франдар Хандинг.

Хандинг принадлежал к певцам меча. Этот элемент имперского общества вырос из ремесленников пустыни, и первоначально пополнял свои ряды младшими сыновьями и дочерьми знатных семейств. Они возвели первый храм неизвестным богам Войны, и построили тренировочный зал - "Зал военной доблести". В течении нескольких поколений путь меча - песни клинка - стал их жизнью. Народ клинка сохранял свою поэзию и ремесленное искусство в прекрасных мечах, в которых магия переплеталась с силой, взятой у неизвестных богов. Величайшие из певцов стали называться Ансеи или "Святые Меча". Эти Ансеи, воины высочайшей доблести, скитались по стране, ввязываясь в битвы, исправляя неправое и стремясь положить конец разрушениям.

Обобщим. Хандинг был певцом меча, мастером, нет, Мастером Ансеев как раз в то время, когда в хаосе, возникшем после смерти Торна, борьба достигла своего апогея. Многие певцы вложили свои мечи в ножны и стали ремесленниками, поскольку тяга наследия поколений искусных мастеров была велика, но другие, подобные Хандингу, остались верны своему идеалу воина, ищущего просветление на опасных тропах Меча. Дуэли мести и проверки мастерства стали повсеместны, число фехтовальных школ росло.

Франдар до Хандинг Хел Ансей Но Шира, или, как его чаще называли, Франдар Хандинг, родился в отдаленных пустынных приграничных землях в провинции Высокой Пустыни. Хандинг - название района Высокой Пустыни, где он и родился. Но Шира означает "знатный человек" или "человек знатного происхождения", а Хел Ансей - это его титул Святости Меча.

Предки Хандинга упоминаются еще в началах летописи Высоких Пустынь. Они были ремесленниками и мистиками; его дедушка был вассалом Элден Йокеда, Манселя Сеснита, и до убийства последнего возглавлял множество битв за объединение империи.

Когда Хандингу было 14, его отец был убит в одном из многочисленных мятежей, и мальчик остался единственной опорой для матери и четырех братьев. Однако, искусное владение мечом сделало его жизнь одновременно и легче, и тяжелее. Легче, по той причине, что его услуги в качестве стражника и охранника пользовались большим спросом. Тяжелее, так как его слава опережала его, и многие ожидали своей очереди встретиться с ним лицом к лицу и мгновенно прославиться, победив известного мастера.

К своему 30-летию Хандинг сражался и вышел победителем на более чем 90 дуэлях, убив всех своих противников. Он стал, фактически, непобедимым в бою на мечах, приобретя такое умение и мастерство, что в конце концов прекратил пользоваться настоящими мечами, созданными мастерством ремесленников его народа, и стал практиковать Шехай, или "путь меча духа".

Обучение всех певцов меча проходило через интенсивные тренировки, ревностное служение богам войны и путь меча, - виды дисциплин, которые позволяют создать меч духа. Это простая форма магии или духовного мастерства, где образ меча создается из чистой мысли. Певцы меча создают этот меч путем концентрации, и в их руках он приобретает форму - обычно бледный световой образ, туманный и нематериальный, прекрасная вещь, возможно, символ приверженности Пути и богам, но не оружие. Однако же, Ансеи самого высокого уровня и восприимчивости, имеющие магический талант, могли во время стресса создать меч духа, Шехай, неудержимое оружие огромной силы, которое возможно отнять у его хозяина, только отобрав его разум.

Шехай стал оружием Хандинга, и им он уничтожал банды разбойников и бродячих монстров, которые наводнили землю. В конце концов, по завершении своей 90-й дуэли, победив кровожадного Лорда Таника и его семь последователей-личей, он был удовлетворен тем, что был действительно непобедимым. Тогда Хандинг занялся изложением своей философии "Пути меча". Он написал свое учение в "Книге кругов" на свой шестидесятый год жизни, живя отшельником в пещере в горах Высокой Пустыни.

В тот год Хандинг, принимая добровольное участие во многих битвах империи, победив всех врагов, решил, что он готов умереть, и удалился в свою пещеру, стремясь записать и передать другим певцам меча свою стратегию и мистические видения. После завершения им свитка Кругов, певцы нашли его составляющим свою песнь смерти и готовящимся присоединиться к богам войны для последнего отдыха.

В свои 60 он был энергичным человеком, который стремился постичь сути жизни, но он был нужен своим людям, певцам мечей. Они нуждались в нем, как никогда раньше. Охота на мечи Торна отделила певцов от простого народа, а возвышение Последнего императора привело к началу последней великой войны империи пустыни. Эта борьба была последней попыткой Императора Хиры и его консорта Элизы вырвать контроль над империей из рук народа, уничтожив певцов меча. Хира поклялся отыскать всех певцов, и, со своей Разбойничьей армией, состоящей из орков и изгоев времен имперских войн, стереть их с лица земли.

Певцы меча никогда не были многочисленным народом. В суровой пустыне выживали немногие из родившихся, и вырости в беспощадных пустошах могли только люди железной воли и духа. Таким образом решающая битва, известная как "Война Певцов", застала народ меча врасплох, неготовыми объединить свои - по отдельности великие - навыки и создать армию, которая могла бы защитить их семьи и жизни.

Франдара Хандинга отыскали, сочинение его предсмертной песни было прервано, и командование над певцами неофициально было передано ему. Благодарение неизвестным богам войны за то, что у Хандинга в его пещере было время записать всю годами накопленную мудрость, свою стратегию и тактику пути Шехай. Певцы бежали из своих домов в пустынные холмы и горы. Бежали к подножию Хатту, "Отца Гор", куда ушел Хандинг, дабы записать все в мире и умереть, и где оставшиеся в живых певцы создали Армию Кругов - они изучали Путь Хандинга, его стратегию, его тактику и великое видение окончательного удара.

Хандинг разработал план семи битв, заводящих армию Хиры все дальше и дальше в пустоши к подножию Хатту, где должна была состояться решающая битва. Хандинг назвал свой план "Молот и наковальня". С каждой битвой Певцы Хандинга все больше знакомились бы с его стратегией и тактикой, научились бы лучше пользоваться Шехаем, и, в седьмой битве, смогли бы нанести поражение своим противникам. И так все и было, шесть первых битв, и ни одна не принесла ни победы, ни поражения, каждая вела к следующей. Многочисленная (с 30-кратным перевесом в численности) армия Хиры шла за маленькой армией Хандинга, следующей по избранному Пути. Декорации были расставлены, Хира и его армия маневрировали у подножия горы Хатту, где и предполагалось нанести "удар молота". Место битвы было выбрано, и многие певцы пали в тот день. Хандинг знал, что выживут немногие, но Хира и его империя зла падут и не будут больше опустошать империю; так все и произошло.

В итоге этот день пережили Хандинг и меньше двадцати тысяч певцов, армия зла распалась, грабить и убивать стало некому; более трехсот тысяч пало в тот день на Хатту. Те, кто выжил и бежал с поля боя, разбежались во все стороны и перестали быть действенной силой.

Певцы же собрались, сложили свои палатки, оплакали своих мертвых, и последовали за Хандингом в великий портовый город Арч в провинции Сивинд. Там Хандинга ждала флотилия кораблей. Певцы покинули свои пустыни ради новой земли. В империи пустынь они больше никому не были нужны, те о ком пели песни и рассказывали в легендах. Последний великий воин, певцы Шехая, "Книга кругов" - все оставляли ту землю, где их доблесть не ценили. Красными, красными от крови были они в глазах граждан, которым было все равно, что певцы спасли их от великого зла.

Пересекая великий океан по пути к своей новой земле, певцы поклялись изучить новые пути. Принять новое имя, но почитать прошлое. В честь своей последней битвы они назвали новые земли Хаммерфеллом и приняли название Редгарды (дословно - Красные Стражи). В честь Хандинга, великого принца воинов, в каждом доме в Хаммерфелле есть место у камина, альков, просто ниша, достаточно большая, чтобы вместить свиток - "Книгу кругов".

Нижеследующее является современной версией великой книги нашего наследия.

Книга Кругов, вступление

много лет тренировался в Пути стратегии, называемом Шехай Шен Ше Ру, и теперь, как мне кажется, я смогу объяснить все на страницах этой книги. Это произошло в первые десять дней десятого месяца в двенадцатый год цикла Лисы. Я взобрался на гору Хатту, чтобы засвидетельствовать уважение песне меча и неизвестным богам войны и преклонить колени перед духом горы. Я, воин провинции Высокие Пустыни, Франдар до Хандинг Хел Фнсей Но Шира, 60 лет от роду.

С юности мое сердце стремилось к Пути стратегии. Моя первая дуэль произошла, когда мне было четырнадцать, я сразил...

Из камня памяти Макелы Леки

то достоверное воспроизведение мыслей, записанных в камне памяти Макилы Лики, найденном на перевале Банкорай, в год 2776. Почти все записано от первого лица, так как Макела была хорошо знакома с правилами и научными процедурами записи мыслей в камень памяти. Как бы там ни было, ее героизм и героические поступки продолжают жить, ее воспоминания сохранены камнем для всех, кто желает ощутить ее чувства и услышать мысли.

"??!!......мммм ухх, интересно, работает ли это на самом деле.....? Гильдия магов отсчитает мне 25 000 золотых, если он не работает! Представляете?!! Этот камень будет записывать мои мысли......? Как они сказали? Просто извлечь его из кожаного мешочка, развернуть серебряную фольгу, и в тот момент, когда он коснется моей плоти, он начнет записывать."

"Ааааах, больно, я должна заблокировать боль, никто не захочет держать мой камень и слушать мои мысли, если я позволю ему записать мою боль....! Благодарение неизвестным богам войны и тренировкам, что я получила в Зале военной доблести ...я МОГУ заблокировать эту боль! Уммм, просто, ах, вот, просто окружить ее стеной! Да, я все еще могу видеть ее вон там, за пределами моего сознания, притаившуюся, подобно голодному волку - волку, который скоро сожрет меня. Я также вижу свою неизбежную смерть от этих проклятых ран. Не осталось зелий, исцеляющий кристалл и кольцо использованы, и у меня не хватит магии, даже чтобы зажечь свечку! Ох, но боги дали мне другие дары, дар песни меча, волнение битвы, "Книгу кругов" Франдара Хандинга, ПУТЬ МЕЧА!!!....ах, но вот моя история, я забегаю вперед.

Я - Макела Леки, воин, певец меча, Ансей второго уровня. С колыбели я могла создавать Шехай, меч духа - мистический клинок; мой создавался чистым усилием мысли: змеи с плетьми роз, формирующие лезвие; прекрасный, как...

Ах, но я собиралась рассказывать вам об всем этом с начала, рассказать вам мою историю, историю геройской битвы, моей любви, моих войн, историю... историю предательства и этой последней славной победы. Рассказать вам, как я оказалась на этом забытом людьми унылом перевале, я и пять моих товарищей; мы пришли, чтобы драться со всеми этими людьми и монстрами, чтобы разбить армию, которая могла бы напасть на мой народ, подобно трусам, ночью... но я опять забегаю вперед.

Я простой воин. Я принадлежу к клану Дев Меча Духа. Сколько я себя помню, я всегда хотела быть певцом меча, ощущать жажду клинка у себя в руке, чувствовать, как он оживает и забирает жизни моих врагов. Мне рассказывали, что наш народ был народом ремесленников и поэтов сотни лет назад на нашей пустынной родине. Здесь, на новой родине, теперь известной как Хаммерфелл, многие из нас вернулись к этому древнему пути, но для меня был только ОДИН ПУТЬ!! ПУТЬ МЕЧА!!!

Это трудно описать. Я выросла в знатной семье и, единственная из трех братьев и двух сестер, чувствовала зов, песнь меча. Отец понимал меня, так как он тоже чуствовал этот зов. Он стал Мастером и Ансеем задолго до того, как поселился с нашем поместье, чтобы создать семью.

В одиннадцать лет я вступила в Зал военной доблести и присоединилась к Дев Меча Духа. В группе нас было шестеро. Бесстрашная Джулия, крепкая Патия, большая Кати, гибкая Сесил, мудрая Зелл и я - все ушли, чтобы спасти меня, и скоро я присоединюсь к ним...присоединюсь к ним в залах неизвестных богов войны. Мы вместе пили, вместе дрались, вместе плакали, вместе постигали путь меча. В Зале мы учились вместе с нашими Братьями клинка. Учась друг у друга, мы все сидели у ног мастера Зала, стараясь постичь глубину Шехая - превратить клинок духа в настоящее оружие, как это делал Франдар Хандинг! Только немногие имели столь чистое сердце, немногие имели достаточно доблести, чтобы суметь сделать этот шаг и постичь тайны Ансеев...Святости Меча.

Каким-то образом, из всех Братьев и Дев только я обладала уникальными качествами, еле заметным, но достаточно сильным отсветом магии, способным вызвать Шехай. Много раз я призывала его, но он редко становился настолько материальным, чтобы стать оружием. Чтобы быть Ансеем первого уровня вам просто нужно уметь вызывать его, а это я могла, и в нашем местном зале я стала первым Ансеем за два поколения.

Я столько еще хочу рассказать, так много воспоминаний, так много сокровищ, которыми я могу с тобой поделиться, мой неведомый компаньон... С чего начать? Уф, боль все еще вон там, затаившаяся, голодная, медленно пожирающая то, что осталось от меня. Я думаю, лучше рассказать вам о Последней Битве, той самой, которая оставила меня здесь, и затем, если хватит воли, я расскажу вам о моей жизни, моем любимом Ралифе... О, что это был за парень! Сколько времени мы провели вместе... Простите меня, мои мысли блуждают... Давайте перейдем к Последней Битве!

Ммм, начнем, с середины, хмм. Да! Мы, Девы, росли, учились, оттачивали мастерство, постигая Путь, и по завершении отправлялись в Странствие. Вам, не певцам, это покажется простым путешествием по диким местам, совершаемым в подражание временам Фандара Хандинга, где мы все бродим по стране, исправляя зло, побеждая монстров, совершая подвиги во имя доблести. У некоторых в нашем Зале на это уходили годы! Это всегда опасно, мы, шестеро Дев, все вернулись к нашим старым добрым временам, но многие не доживают до возвращения из Странствия!

Мы вернулись к своей обычной жизни, и как-то раз встретились в зале, чтобы рассказать о наших приключениях новым Девам и Братьям, и наставлять новичков в Пути меча. Все шло хорошо до ночи (вставьте праздник из списка). Наши люди все пировали и наслаждались трапезой, но не мы, шестеро Дев. Так вышло, что этот праздничный день был днем нашей встречи в Зале, днем молитвы, поста и почитания Пути меча.

Поздней ночью в нашу дверь постучали. Я открыла, это оказался стражник с перевала Банкорай, что на Вротгарианских горах, тяжело раненый, при смерти. Он поведал нам о предательстве с севера, вторжении, поддержанном Кристальной башней Хай Рока, о возглавляемой лордом Башни армии, полной приспешников зла, орков и других, пришедших обрушиться на наш ничего не подозревающий народ. Чтобы сохранить ему жизнь, мы быстро воспользовались кристаллом исцеления. Мы послали его к королю, а сами, шестеро, схватили наше оружие и доспехи силы, и столько зелий, знаков, кристаллов и колец, сколько смогли унести.

Мы летели к перевалу, надеясь, что мы не придем слишком поздно! Наше путешествие было не напрасным, мы прибыли в тот самый момент, когда последние три стража были сметены этой ордой! Мы вбежали в проход, выстроившись в боевую линию, шестеро плечом к плечу. О, как же мы дрались! Нас радовала Песнь Меча, прорежающего ряды зла! Мы дрались долго. Джулия пала первой, коварный отравленный кинжал нашел щель в ее доспехах. Затем одна за другой, защищая меня, пали все. Мой любимый меч, меч моего отца, меч со змеей на гербе, созданный кузнецом Тансалом, тоже певцом меча, сломался в моих руках! Все было потеряно, наши шесть жизней растрачены впустую. Теперь Они тысячами польются через перевал! Я бы стала легкой добычей для них, как новорожденное дитя! Я рыдала в отчаянии!

Затем я вспомнила очаг нашего дома - книгу! Книгу кругов Франдара Хандинга, Путь Стратегии. Я потянулась за Шехаем, мечом духа...тем, которыйя бы никогда не смогла создать, будь мне это нужно; и вот он возник! Возник в пламени! Он появился в моих руках! В пламени силы - О, я рубила, направо и налево, будто косила рожь! Я сражалась, достигая самого Лорда Башни. Один ударом я разрубил на части его доспехи, следующий снес его голову! Но стоило это многого, дюжины ран, так как, хотя на мне и была магическая броня, она не была создана из моего духа, подобно моему клинку, и не была неуязвимой, как мой клинок или мой дух. И я была жестоко изранена.

С падением Лорда Башни его армия распалась. Они бежали от моего гнева! Бежали обратно через перевал, не задержавшись даже, чтобы подобрать своих мертвых и раненых. Все, кто мог, бежали, спасая свои жизни, а я рубила всех, кого могла достать, но уже задыхаясь, и боль... В конце концов я остановилась передохнуть на этой скале, где нахожусь сейчас. Я не знаю, почему я решила взять с собой этот камень. Я купила его просто из прихоти, с добычи от... а, ну, я думаю, мне нужно остановиться и рассказать мою историю по порядку. Я чувствую, что еще смогу рассказать вам больше... Вечная ночь опускается медленнее, чем я думала. Еще рано, я даже готова сочинить свою песнь смерти. Маленький глоточек воды и ... ну, я думаю, я вернусь к моему рассказу и поведаю вам о моей жизни, может, подробнее о битве. И.. О, да! о Ралифе и наших детях, хмм, где же начать...

Я - простой воин. Я выросла, как Дева Меча Духа. Сколько я себя помню, я .......

Дивад Певец - Предисловие

ивад Певец - это две уникальных и различных личности в одном теле. Дивад является наиболее известным из героев Редгардов. Сын Франдара Хандинга и, возможно, наиболее искуссный Ансей, когда либо живший на земле. Однако в начале своей жизни Дивад, казалось, окончательно отверг Путь меча.

Дивад был единственным сыном Франдара Хандинга и родился на закате жизни последнего (2396), когда сам Хандинг чаще всего отсутствовал, большую часть времени посвящая сражениям, последним дуэлям, принимая участие во многочисленных битвах и восстаниях того периода. В одиннадцать лет Дивад вошел в Зал Военной Доблести и начал обучение, но в 16, он, казалось, в конце концов позволил своей злости на то, что он рос фактически без отца, взять верх над всем лучшим в нем; он сломал свои мечи и покинул Зал, чтобы стать акробатом в бродячем цирке.

Жизнь в цирке не понравилась Диваду, и через 2 года (возможно, сказалась наследственность) он стал музыкантом и, в конце концов, бардом. Еще два года он странствовал по разным городам империи, сочиняя музыку и исполняя свои песни, его творчество волновало сердца и снискало ему немалую славу.

Хотя Дивад публично отказался от Пути меча, есть свидетельства, что он продолжал практиковать те обязательные тренировочные комплексы, которым его учили в Зале. Он не носил меча, но поздними вечерами в его палатке часто видели яркий свет, что впоследствии идентифицировали как применение формы Пути, известной как Шехай Шен Ши Ру - Путь Меча Духа, или просто Шехай.

Дивад был весьма популярен среди населения империи, на его концертах всегда были аншлаги, но и это не позволило ему избежать участи своего народа. Когда последний император пришел к власти и начал преследовать певцов меча, Дивад был среди тех, кто привлек к себе его внимание в первую очередь.

Решив пойти войной на певцов с целью добиться полного контроля над империей, Император Хира первым делом занялся теми их представителями, которые занимали видное положение в имперском обществе. Большинство из них было убито, но музыка Дивада была столь популярна, а его слава столь велика, что для его ареста император послал отряд своей личной гвардии.

Можно сказать, что людям императора очень повезло, либо очень неповезло, зависит от того, с какой точки зрения на это посмотреть. Не будучи дураком, Хира понимал, что даже безоружный певец - враг очень опасный, и послал 100 своих лучших гвардейцев. Которым повезло в том, что они смогли схватить Дивада и заковать его в цепи, так как при их появлении он обедал со своей престарелой матушкой. А неповезло им в том, что, так как он сдался, они, не долго думая, убили его мать.

Один единственный бездумный поступок, как это часто бывает на войне, был тем решающим фактором, который привел их к окончательному поражению. Это убийство позволило духу Пути прорвать устанавленные Дивадом преграды в своей душе. Вплоть до того взмаха топора Дивад был обыкновенным ремесленником, скорее даже артистом, великим артистом, но никак не воином.

В миг ее смерти Дивад поднялся со своего места, взял в руки цепи и, размахивая ими, очертил вокруг себя смертоносную арку. Он сразил четырех стражников, расчистил достаточно свободного места для побега и выпрыгнул через окно в реку, на берегу которой стоял его дом. Он исчез во тьме и ненастье той ночи.

С этого момента Дивада видели несколько раз - в намного больших местах, чем смог бы посетить простой смертный - по всей империи об этом начали появляться слухи. Везде, где люди Хиры собирались причинить зло, сопротивление приписывали Диваду.

Когда Хира уничтожал Певцов и начал формировать армию для вторжения в Высокую Пустыню, именно Дивад приносил новости певцам. Дивад был и среди тех, кто поднялся на Хатту, стремясь отыскать Хандинга. Факт малоизвестный, но Хандинг сперва отказался принять на себя лидерство над Певцами. Первая попытка прервать его песнь смерти заставила его прогнать старейшин из пещеры, он даже создал Шехай в гневе. Именно Дивад вернулся в пещеру поговорить с Хандингом. До сего дня никто не знает, что произошло в той пещере, что они говорили друг другу, но видели яркие вспышки света и слышали разгневанные голоса. Прошло пять долгих часов, и затем они вместе вышли из пещеры, Дивад и Хандинг, бок о бок. Остальное, как говорится, достояние истории...

Дивад, незакончивший обучение в Зале военной доблести, стал советником Хандинга и провел много времени, читая только что законченную "Книгу кругов", но в стратегии "Молота и наковальни" он исполнял роль простого певца меча и бойца. Его история на самом деле началась только тогда, когда певцы ступили на новую землю.

На этой земле он нашел способ соединить мастерство своего народа, кующего мечи великой красоты и силы, с Шехаем и создал Пять великих магических мечей Редгардов. Впрочем, позвольте мне поведать об этом собственными словами Дивада.

Следующая за этим прологом глава является современным переводом песни о героическом подвиге Дивада: освобождении земли Хаммерфелла из-под власти гоблинов. Многие находят интересным тот факт, что автором песни является сам Дивад. Он сочинил сагу в стиле песни Бардов. Я - простой ученый и, к сожалению, не поэт. Я не могу достойно перевести те прекрасные стихи, поэтому я просто переложил его эпическую сагу в прозе.

Дивад Певец - Песнь Дивада

ы тысячами плыли вглуби Великого Океана. Нас, детей высокой пустыни, окружает так много воды! И все увидели новую землю, поднимающуюся из воды на востоке. То была земля богатства и великой красоты, и это радовало наши сердца.

Огромный город мы увидели, и огромный порт. Мы подошли ближе и увидели пустынные улицы, снесенные и разрушенные здания, город, заполненный одними костями и призраками прошлого, и это опечалило наши сердца.

Благородный Лорд Принц Хандинг сошел на берег со своими генералами, и вместе с нами, Певцами, чтобы заявить права на Новую Землю - ибо не было на ней людей. Но неведанные нам, там были другие - и суждено им разбить наши сердца!

Гномы были здесь в самом начале, но ныне ничего не сохранили кости и пыль. К главному храму города Хандинг пришел молиться, без оружия и без брони на груди - даже шлема не было на его челе.

В тишине из тьмы гнусный поступок совершен, удар кинжала, когда преклонил он колени в молитве. Слишком поздно вызваны целители. И из пустоты пришла битва...

Окруженные, мы стояли на берегу, а наша армия - на кораблях так далеко отсюда. К лодкам бросились наши люди и гребли к кораблям, и скоро две великие армии в битве сошлись!

Откуда пришла та громадная орда, мы не в силах понять, но волна за волной Желтые Воины накатывались и разбивались о нашу скалу. Недаром мы отправили злого Хиру в его могилу раньше срока.

Солнце поднялось и спустилось в свой вечерний дом, а битва все длилась. И скоро воины желтой орды лежали грудами, и некуда было ступить, а они все шли. Но не даром мы отправили злого Хирато в его могилу.

Брешь! Брешь в их строе, и вот все бежали, кроме тех, кто лежал и стонал на земле. И в тишине оглушительной клич победы нашей в той битве прозвучал! Этот день - наш! Еще одна героическая победа народа клинка.

Новые земли теперь наши, и Хандинг оплакан. В его честь поклялись мы держать под рукой его книгу. В его честь эту землю мы назвали, в честь его последней великой победы и удара Молота, назвали ее Хаммерфелл. И новое имя для нас, Певцов, Красные Стражи - не Редгарды.

Битва окончена, и мы ищем покоя, и эта земля так богата, мы поселимся здесь и станем жить. Жить в мире, в покое, иметь дом! О, эта земля Хаммерфелла, и это радовало наши сердца.

Мы думали, мы - дома и добились мира, но битва наша только началась. С утренним солнцем вернулась Желтая Орда. И драться мы должны снова, и снова, и снова, и снова - и это опечалило наши сердца.

Совет был созван, ибо день за днем мы бились, и не видно было битве конца. Откуда эти гоблины приходят? Мы не можем сдерживать их бесконечный натиск - и наши сердца разбились.

Новая надежда, план был у Дивада, и послал он шестдесят (воинов) шпионить за врагом. Узнать их секрет. Узнать, откуда они приходят.

Рассказали они об огромной прорехе в небе, огромных воротах, в воздухе висящих. Подобно дверям в Зал доблести, и выпрыгивали оттуда враги, бесконечной чередой. И от них могущественное колдовство маги могли ощутить.

Да закрыть эти врата и остановить этот поток. Сам отправился Дивад увидеть. В нем чиста кровь воина, но и магия была его компаньоном. Ибо Дивад чувствовал ту силу, и в нем созрел замысел.

Из певцов наша армия создана, но немного было Ансеев, и еще меньше владели Шехай. Но лишь Шехай мог закрыть те врата, Шехай из силы и чистоты, выше возможностей смертного человека.

Но у Дивада был замысел. В течении жизни Певцы создают клинки силы. Все воины владеют и используют магию. Но нужно было много больше магии и силы.

Но у Дивада был замысел. Он оружейников-Певцов позвал, и вместе с ними он создал Шехай со сталью и силой. Пять могущественных мечей возникли, полыхая силой. Дух Дивада был вплавлен в каждый клинок.

Создав клинки, так слаб он был, что едва ли мог он померяться силой с новорожденным младенцем. Но клинки были полны его силы - и у нас была надежда - ибо у Дивада был замысел.

Каждый из наших ансеев держал один из клинков Магической пятерки. С ними окружили они ворота и призвали Шехай. О, неизвестные боги войны, о красота не для смертных глаз. Пламя силы сделало пятерых слепыми.

Огонь с клинков лился, и поглотил землю он, и гоблинов, и ворота, и прореху в небе - все пожирал он. Из армии гоблинов никто не остался прежним. Маленькими стали все живые Желтые Воины. Маленькими, как дети, стали они...

Не смогли они справиться с оружием больших людей, не смогли носить доспехи слишком большие, бежали они в пещеры и под землю и больше не нарушали нашего покоя. Ворота скрылись из глаз!

Еще одна задача у Дивада была. Пять мечей отправить на покой. Слишком могущественны они для человека. Искушение воспользоваться, великая опасность для всего Хаммерфелла.

Дивад и пять ансеев пошли на север, в горы. Дивад и пятеро слепых Ансеев. Только Дивад вернулся, а мечи потеряны для смертного человека. И наши сердца взвеселились.

Но дух Дивада покинул его, и на своей постели Дивад лежал. И сочинил он эту песнь для людей, чтобы слушали и знали. И сердца наши опечалились.

На двенадцатый день Дивад умер, его дух ушел весь. И все, что нам осталось - наша любимая земля, земля Хаммерфелла. И сердца наши разбились.

Примечания редактора

естри Меларг перевел это стихотворение, которое началось как предсмертная песнь Дивада, однако, по его мнению, оно заканчивается в этом месте, а следующие шесть фраз (неопубликованные в данном переводе) добавлены неким Бардом позднее. Меларг отмечает, что, когда Дивад вернулся из гор, его дочь Синсель слышала, как он говорил во сне о местонахождении (в глубине горных пещер) пяти великих магических мечей. Каждый из ушедших с ним ансеев остался со своим мечом, и почему-то она считала, что они получили что-то вроде бессмертия от заключенной в клинках магии. Таким образом, история о пяти пещерах и стражах мечей широко разошлась. Хотя Дивад был исторической личностью и участвовал в поисках Хаммерфелла, никаких научных доказательств существования магических мечей, гигантских гоблинов или пещер в горах нет. Большинство современных ученых считают, что это просто приукрашивание первоначального варианта предсмертной песни. Освобождение земли из-под власти гоблинов и способ, который использовался для их изгнания, кажется притянутым за уши, так как любой, кто в нынешние времена войдет в пещеру или подземелье, может подтвердить, что рост гоблинов - не выше четырех футов.

История о Пальце Дракона

передаю вам эту историю, озаглавленную "Палец Дракона" точно в таком виде, как я ее услышал от Дендле Фрагар, сидя у костра во время одного из привалов. Отмечу, что это на самом деле история о Дерике Холлине и поиске Пяти мечей Дивада. Справедливости ради скажу, что события этого рассказа, кажется, действительно имели место в истории Хаммерфелла. С тех пор прошла тысяча лет, поэтому этот рассказ может содержать и "добавления", подобные последним шести фразам Песни Дивада.

Однако, свидетельства уничтожения больших гоблинов и Армии страха можно найти на огромном поле костей на Равнине Слез. По сей день экскурсанты и просто туристы посещают это место, где можно найти золотую монетку или кусочек сильно искореженного металла. История рассказывает о великом побоище, но деталей не дает, поэтому, чтобы побольше узнать о Холлине, мы должны вернуться к рассказу, услышанному у бивачного костра.

Когда слышишь название рассказа - "Палец Дракона", на ум приходят летающие монстры и романтические сцены спасения девиц, но увы, это история о мужчине. Палец Дракона - это ориентир во Вротгарианских горах, отделяющий Хай Рок от Хаммерфелла. Это, по-видимому, район Пещер Дивада, где спрятаны Пять мечей.

Я поместил этот рассказ в конец моей антологии героев, так как, чтобы понять смысл поисков Дерика Холлина, вам нужно сначала ознакомиться с историями Дивада, Макелы и Франдара Хандинга. История Дерека произошла через две сотни лет после истории Макелы Леки. Это был еще один период борьбы и потрясений в Хаммерфелле.

Во времена Холлина в семьях Хаммерфелла путь певца меча потерял былую популярность, и мало кто (кроме вечно остающихся на страже) приходил в Зал военной доблести. Большинство Братьев и Дев в местных залах считало Путь встречами друзей или, возможно, необычным клубом. Немногие действительно читали "Книгу Кругов", и еще меньше практиковали учение Пути. Дерик был одним из их замечательного числа.

По счастливой случайности Дерик вырос в глухой провинции и избежал развращающего влияния городов. Его Зал военной доблести достаточно строго придерживался старых путей, поэтому Братья и Девы на самом деле могли изучать формы Пути. Раз в неделю в этом Зале мастер делился своим искусством, содержащим настоящую мудрость, и обсуждалась "Книга кругов". В дни праздников и поста они пели старые бардовские песни Дивада.

Дерек был невысокого роста, но быстр разумом и телом. Он был искусен во всех вещах, что держало его поотдаль от претендующих на звание певцов. Если бы его Зал располагался в одном из больших городов, ревность и зависть к его мастерству, вполне вероятно, задержали бы развитие оного - и неясно, поднялся бы он там до уровня Ансея.

Подобно Макеле, он тоже ребенком мог создавать Шехай, и к окончанию обучения он, единственный во этой провинции Хаммерфелла, владел доблестью и умением, достаточными, чтобы стать Ансеем. Как раз в этот момент и происходит действие нашей истории "Палец Дракона".

Дендле рассказывала эту историю после ужина, для детей и для взрослых. Она - довольно знаменитая рассказчица историй и, рассказывая, исполняла в лицах некоторые части этого сказания, меняя голос соответственно речи каждого персонажа. Мне особенно понравился голос, который она выбрала для Мастера-Ансея Шем-Пита из последней пещеры мечей.

Палец дракона

ыла бурная и ненастная ночь. Дерик Холлин, позже известный как Лорд Холлин, оставил Зал доблести и начал свое Странствие. Вдруг он заметил огонек костра, суливший укрытие в роще.

"Добро пожаловать к огоньку, молодой человек," - окликнул его незнакомец с капюшоном на голове тонким, ломким голосом. - "Я был бы рад компании в ночь, подобную этой".

Редакторы, это набросок моей финальной главы для книги о героях Хаммерфелла. Я составил сокращенный вариант этой истории в изложении Дендле. Я делал пометки, но все эти цитаты удлинняют саму историю. Дендле вставляла в рассказ множество диалогов. Я изумлен тем, что старые сказки о Пяти мечах всплывают вновь и вновь. Со времен Холлина прошла тысяча лет. Однако люди все еще верят в эти сказки.

Хозяин повозки подсел ко мне после представления, раскурил со мной трубку и сказал, что его рассказчик историй бывало говорил, что один из Пяти мечей не исчез в гоблинских воротах, а все еще спрятан здесь, в Хаммерфелле. Это был последний из пяти, но если верить рассказу, он превосходит и современные магические, и эбонитовые клинки.

Конечно, я отнесся к этому скептически, так как эбонитовое оружие не имеет себе равных по режущим качествам, и лично я не могу представить оружие, наносящее больше повреждений, чем палаш Огненной бури или сабля из живой стали. Дендле даже считает, что где-то в глухих провинциях в одном из Залов военной доблести все еще есть люди, которые следуют старыми путями и могут создавать Шехай или Меч Духа.

Собирая эти рассказы, я однажды видел, как создал Шехай один старый мастер Зала, но если то был меч духа, он был настолько бледный, что трудно даже было сказать, принял ли он форму меча. Я не хотел довести старого человека до инсульта, поэтому я заявил, что я тоже его видел, но если это был Шехай, я не могу представить, что им можно пользоваться как настоящим оружием.

Здесь мой конспект этого рассказа

те времена, когда случилась эта история, Хаммерфелл был уже полностью занят Редгардами. Все старые города Гномов (кроме одного - Города привидений Дварвхоума) теперь являлись городами современного Хаммерфелла. Наступило второе вторжение гигантских гоблинов. В Хаммерфелле никто оказался не готов к отпору, кроме нескольких стойких последователей Пути (сплошь молодежи) в редких Залах доблести.

Холлин, будучи единственным Ансеем, собирал армию Хаммерфелла. После поражения он вернулся к старым путям, убеждая каждого воина прочесть "Книгу кругов", хранящуюся в каждом доме. Армия сражалась с гоблинами, затем боевые действия на время прекратились, но ситуация выглядела не лучшим образом, точно как в песне Дивада. Каким-то образом гоблины сохраняли возможность пополнять свои запасы как оружия, так и живой силы. В конце концов армия Хаммерфелла проиграла.

У старого мастера Зала военной доблести, в котором учился Холлин, был древний экземпляр завещания Дивада, он прочитал его Холлину - в завещании говорилось, что 5 мечей не потеряны, просто спрятаны в 5 пещерах и хорошо охраняются. Каждая пещера служит домом мастеру-стражу, одному из старых слепых Ансеев - и также содержит лабиринт.

Согласно завещанию, Дерик, вместе с доблестным товарищем, имеющим чистое сердце, должен войти в пещеру, победить мастера-ансея и взять себе его меч. Дендле здесь вдался в подробности. Похоже, у каждого Мастера были свои выдающиеся особенности - у одного, Кетрайса, была грация кошки, и он стал очень похож на кошку, у другого отличительная черта - ледяное спокойствие, и он стал кем-то, очень напоминающим ледяного голема.

На каждом клинке была записана часть запутанного сообщения о том, как же использовать объединенную силу мечей. Дерик прочесал редкие Залы в поисках Братьев Клинка и Дев Меча Духа, способных стать его спутниками в этом поиске. В конце концов он, одного за другим, нашел себе спутников и добыл все мечи.

Из нанесенных на клинки сообщений они узнали, как ими пользоваться и использовали объединенную силу пяти мечей, чтобы закрыть проход в пространстве и времени, созданный гоблинами, из которого и шло вторжение. Товарищи Холлина избежали участи быть ослепленными магическими мечами, швырнув все пять мечей в пустоту и запечатав таким образом гигантских гоблинов в пустоте между их миром и нашим навсегда.

Земля спасена, и Холлин со своими спутниками (3 женщины и 2 мужчины) стали Ансеями и восстановили учение Франдара Хандинга в Хаммерфелле.