16 день
Огня очага
ElderScrolls.Net
Главная » Книги » В поддержку открытия границ
Разделы:

В поддержку открытия границ

Оригинальное название
A Case for Open Borders
Эта книга была переведена в рамках проекта RuESO.

Автор: кинлорд Андурион

Мои дорогие сограждане! Когда я прочел заявление королевы Айрен, я был взволнован не меньше вашего. Открыть границы было нелегким решением. Я тоже боялся ужасных последствий, которые оно обрушит на нашу родину. Заполонят ли наши города блохи? Будут ли украдены наши дети ночью из своих кроваток? Сограждане, уверяю вас, сомнений в безопасности нашего гордого Саммерсета у меня было не меньше, чем у вас.

Как кинлорду мне выпала большая честь высказать свои опасения двору Саммерсета, и я часто оказывался в гуще бурного обсуждения этой темы. Это было беспрецедентно, дичайшее безумие! Я был решительно настроен прекратить осквернение нашей любимой родины. Мне тоже казалось, что мы предаем заветы наших предков. Да, сограждане, я был категорически против самой идеи об открытии границ для этих чужеземцев, котов и каннибалов, коих считал недостойными.

Затем кое-что изменилось. Я изменился. Прошу, позвольте мне объяснить, почему теперь я всей душой поддерживаю указ королевы. Позвольте защитить права тех, кто стал нам союзниками и соседями.

Уверен, все начало меняться, когда я услышал истории с фронта. О победе, с таким трудом достигнутой благодаря поддержке лесных эльфов-лучников. Истории о каджитских агентах, узнавших важнейшие тайны с помощью хитрых уловок. Даже смотря на одно только число наших войск без учета их сил и умений, я знал, что сражаться в этой войне в одиночку невозможно. Но я был непреклонен. Наши временные партнеры должны были служить на передовой, и только. Какая нужда в них здесь, на Саммерсете?

Я был тверд в своих убеждениях и чувствовал, что их не изменит ничто. И лишь когда случилось немыслимое, я узрел истину.

Эндимерил, моя сияющая звезда и единственный сын, пал в бою. Как часто я вспоминаю ночь, когда он ушел. Если б я был менее упрям. Если б я не прикусил язык от злости. Если б я нашел верные слова, чтобы убедить его остаться. Он был молод и безрассуден — и много мужественнее, чем я когда бы то ни было. При одной мысли о том, что я его больше не увижу, у меня так давит в груди, что я не в силах дышать.

Я узнал о смерти сына не от курьера или друга. Нет, я узнал об этом, когда передо мной предстала молодая лесная эльфийка, с обувью, перепачканной грязью, и глазами, полными слез. В ее руках была простая железная коробка, и еще до того, как она заговорила, я знал, что там лежал прах моего сына. Эльфийку звали Гренит.

«Он никогда не просил меня об этом, — сказала она, начиная плакать. — Вообще-то он всегда говорил, что никогда не вернется. Но я не могла вынести этой мысли. Он заслужил вернуться домой».

До того дня я никогда не разговаривал с представителем другой расы, никогда не смотрел в глаза тем, кого всегда считал намного ниже себя. Именно тогда я понял, что больше не могу отрицать происходящее. В тот день мои глаза наконец-то открылись правде – не через споры и заявления, а через простую общую печаль, разделенную мной с Гренит. Столь болезненную, сколь и истинную.

Союзники, о которых мы столь невысокого мнения, каждый день погибают вместе с нашими сыновьями и дочерьми. Они делят обед, обмениваются историями, ищут домашнего уюта и пытаются найти повод для веселья, насколько это возможно. Они бьются бок о бок, доверяя друг другу свои жизни. Их жизнь — бой без конца, вдалеке от наших спокойных берегов.

Гренит рассказала мне о последних неделях жизни Эндимерила. Может, это было лишь для утешения скорбящего старого мера, но в ее словах было восхищение моим сыном. Ее рассказы о его доблести и доброте принесли мне покой. Мой сын погиб, сражаясь за идеалы, в которые верил. Для меня даже письмо от нашей королевы не почтило бы память сына сильнее доброго слова его сослуживицы.

Сколь ни эгоистична эта мысль сейчас, но наш покой был бы невозможен без открытых границ. Гренит никогда не смогла бы почтить мою семью. К ней бы отнеслись, как всегда относились ко всем из ее рода — как к низшей, недостойной. Без нее Эндимерил никогда бы не нашел пути домой и остался бы безымянным трупом на далеком поле боя. Я никогда бы не удостоился чести похоронить его.

Сограждане, другие расы заслуживают лишь уважения. Если моя личная история не тронула вас, прошу, поговорите с ними. Купите им выпить в местной таверне, пригласите домой на обед. Как ученые мы должны открыться новому, чтобы пришло понимание. Сделайте это, и уверяю, вы найдете культуры неописуемо, поразительное иные, но столь же богатые, как наша собственная.

Не закрывайтесь в своих мыслях, как мы закрыли границы. Наше будущее зависит от способности двигаться вперед. Сделайте первый шаг вместе со мной, сограждане. И вскоре увидите, что идете в будущее.

© 2000—2019 ElderScrolls.Net. Частичная перепечатка материалов сайта возможна только с указанием ссылки на источник.
Торговые марки The Elder Scrolls, Skyrim, Dragonborn, Hearthfire, Dawnguard, Oblivion, Shivering Isles, Knights of the Nine, Morrowind, Tribunal, Bloodmoon, Daggerfall, Redguard, Battlespire, Arena принадлежат ZeniMax Media Inc. [13.92MB | 64 | 1,409sec]