23 день
Огня очага
ElderScrolls.Net
Главная » Книги » Призраки Старой башни
Разделы:

Призраки Старой башни

Оригинальное название
Ghosts of the Old Tower

Азадия Открытая, Певчая Птица Сатакалаама

— Послушай, о досточтимый визирь, рассказ о башне с призраками.

— О башне с призраками? Ты не шутишь? Существует такое множество рассказов о башнях с призраками, что, кажется, не должно было остаться ни одной башни без призрака. Не иссяк ли колодец историй у Певчей Птицы?

— Нет, но будь терпеливым, тот-кто-правит-мудро. Потому как рассказ о Старой башне с Падших пустошей не похож ни на один, что слышал ты раньше.

— Приступай же тогда, о златоречивая. Я воздержусь от суждений, пока тебя не дослушаю.

— Какая мудрость и какое терпение! Воистину, ты заслужил все те похвалы, что возлагают к твоим стопам, достопочтенный визирь.

— Сказку давай, Певчая Птица. Медоточивых речей слышу я предостаточно от всех тех льстивых псов при дворе.

— Как прикажешь. В одном пустынном уголке Падших пустошей с незапамятных времен стояла башня со шпилем, высокая и зловещая. В дни, когда редгарды воевали с клыкастым народом, разведчику из числа Бергамских кавалеров приказали захватить эту башню и занять в ней пост стража и наблюдателя. Звали его Абадаман Три Шрама.

— А ночью этого Абадамана навестило скорбящее привидение молодой женщины? Или тень давно умершего отца явилась с заблаговременным предупреждением? Ах, подожди, я догадался: дух убитого простонал в сумерках, что не сможет упокоиться, пока не будет отмщен.

— Нет, ничего такого не произошло. Хотя призраки действительно явились, и случилось это, чудно сказать, в златом сиянии дня. Было это так. Каждое утро Абадаман Три Шрама исполнял свои обязанности: подъем по множеству ступеней на вершину Старой башни, наблюдение за каждой точкой на горизонте, составление записей об увиденном, правда, ничего важного ему увидеть не случалось. И тогда отправлялся он гулять по пустыне, потому как Абадаман этот любил поразмышлять, а размышлять он любил на ходу. В один из дней блужданий по сухим равнинам, расстилавшимся под увенчанною шпилем башней, мысли его были прерваны представшим пред глазами дивом: под ярким полуденным солнцем стояли кружком призраки, озираясь по сторонам, словно в ожидании чего-то неотвратимого.

— Любопытно. Про подобное поведение призраков я еще не слышал.

— Однако уверяю, твоя щедрость, что так это и было. Призраков по числу было восемь, и хотя в дрожащем воздухе жаркого дня разглядеть их было непросто, но присутствие их было несомненным. Были они все молодыми редгардами, облаченными, как и Абадаман, в солдатскую броню, однако не точно такую же. Одного из призраков принял он за офицера, потому что имел тот командирскую выправку. Когда офицер-призрак повернул голову и посмотрел прямо в глаза Абадаману, разведчик, без сомнения храбрый сердцем, невольно вскрикнул в изумлении.

— Еще бы! Даже я мог бы вскрикнуть, признаюсь.

— Возможно, хотя не лишай меня права усомниться в этом. В ответ на крик призрак заговорил, и голос его прокатился по равнине эхом: «Привет тебе, разведчик. Хотя эмблема на твоей груди незнакома мне, вижу, что ты один из наших солдат. Не ты ли тот, кто свершит правосудие над тем, кто предал нас?»

— Ага! История мести, я же говорил! Эти призраки все одинаковые.

— Ты прав, твое величие, однако не совсем. Дозволено мне будет продолжить?

— Приказываю тебе.

— Слушаю и повинуюсь. Слова призрака привели в удивление храброго Абадамана, и он решил ответить так: «Ничего не знаю я о том, что говоришь ты, дух-из-за-великой-реки. Я должен услышать больше». «Я капитан Файда, — сказал дух, — а это мои солдаты, вероломно убитые. Мы ищем правосудия над предателем, однако дело наше непростое, поскольку мы мертвы, но не родились, поскольку мы убиты, но убийца не причинил нам вреда».

— Вот загадка, клянусь блестящим глазом Тавы! А что на это ответил разведчик?

— Он ответил: «Ты говоришь загадками, о капитан, сути которых я не могу постичь. Расскажи, как вас предали, я хочу знать подробности». Капитан-призрак кивнул: «Это я могу. Нам приказали встать гарнизоном в Старой башне, хотя приказа мы не получили. Один из нас втайне ото всех связался с нашими врагами, захватчиками-имперцами, хотя никто захвачен не был. Он провел их незаметно через наши заслоны, и мы были убиты, хотя ничего такого не случилось. А имя предателя было Амил Красная-Рука».

— Ах, я понял! Призрак сумасшедший, в его словах не стоит искать смысл.

— Нет, смысл их внезапно дошел до Абадамана, и он отшатнулся, как от удара. «Увы! — вскричал он. — Теперь все ясно! Вы мертвы, но не родились, потому что жизнь и смерть еще только предстоят вам! Вы говорите о пока не совершенном предательстве, которому суждено случиться многими годами позже. Ты явился ко мне, о скорбный призрак, потому как я и только я способен сотворить правосудие над тем, кто предал вас. Но никогда не сделаю я этого».

— Как это может быть? Объясни тотчас же!

— Увы, мой визирь, рассказ как река — течет куда хочет. Однако конец уже близок. «Никогда не сделаешь, хотя ты честный солдат? — простонал призрак. — Но по какой причине?» — «По той причине, что моего маленького сына зовут Амил, а родился он с красной отметиной на руке. Уходите прочь, назойливые призраки, потому как не стану я вам помогать и не избежать вам своей судьбы». И на этом Абадаман Три Шрама развернулся и направился к Старой башне.

© 2000—2020 ElderScrolls.Net. Частичная перепечатка материалов сайта возможна только с указанием ссылки на источник.
Торговые марки The Elder Scrolls, Skyrim, Dragonborn, Hearthfire, Dawnguard, Oblivion, Shivering Isles, Knights of the Nine, Morrowind, Tribunal, Bloodmoon, Daggerfall, Redguard, Battlespire, Arena принадлежат ZeniMax Media Inc. [15.65MB | 49 | 1,952sec]