День детей:
День детей в Бетони - праздник, имеющий жуткую предысторию. Всем известно, хотя немногие предпочитают об этом помнить, что День детей начинался как поминовение 12 украденных вампирами детей, которых больше никто не видел. Это произошло больше сотни лет назад, а этот день с тех пор перешел в праздник молодежи.
День детей
19 день
Огня очага
ElderScrolls.Net
Главная » Книги » Правда о Барбасе князя Вайла
Разделы:

Правда о Барбасе князя Вайла

Оригинальное название
The Vile Truth of Barbas

Из заметок Пелагия Хабора, штатного даэдролога при Совете, Имперский город

У каждого настоящего даэдролога есть любимый князь. Мы редко это признаем, но это правда. Несмотря на пугающую сущность, все князья обладают интересными, а зачастую даже забавными причудами. Странности Шеогората хорошо известны, но если как следует подумать, то все князья немного нелепы. У Хирсина грубая голова копытного. Сангвин — заядлый выпивоха. Именно из-за таких странностей мы, даэдрологи, и увлекаемся князьями. В отличие от скучных и отстраненных аэдра князья подвержены тем же неврозам, порокам и детским привязанностям, что люди и меры. Они похожи на нас больше, чем мы готовы признать. А как с этим дела обстоят у меня? Из всех князей даэдра мой любимый — Клавикус Вайл, и все дело в его верном псе, Барбасе.

Я пришел к мнению, что Клавикус Вайл уникален тем, что существует в виде двух личностей. Это, конечно же, предмет неутихающих споров в среде даэдрологов. Многие из моих коллег уверены, что Барбас лишь высший даэдрический слуга, связанный с Вайлом не больше, чем лошадь со своим всадником. Но я предлагаю вам ознакомиться со свидетельствами обратного. Первое и наиболее очевидное доказательство их единства — это их изображение в искусстве. Грубые, вырезанные вручную идолы, датируемые началом Меретической эры, изображают Клавикуса Вайла в маске, стоящего рядом с большой собакой, подобно тому, как это изображено на древних наскальных рисунках. В поисках даэдрических диковин я исследовал весь Тамриэль вдоль и поперек, но так и не нашел ни одного изображения Вайла, где рядом с ним не было бы Барбаса. Также я ознакомился с сотней свидетельств, описывающих в подробностях личные встречи с князем. В каждом из них в той или иной степени упоминается Барбас.

Если допустить, что Клавикус Вайл и Барбас являются (по крайней мере, в каком-то смысле) одной личностью, то возникает закономерный вопрос: «Зачем?» Зачем сущности, обладающей богоподобной силой, допускать свое раздвоение? У меня есть ряд гипотез, но самая правдоподобная из них проста — товарищество. «Жизнь» князей проходит практически в полной изоляции. Некоторые князья, такие как Хермеус Мора или Ноктюрнал, похоже, упиваются подобным одиночеством. Но все, что мы знаем о Клавикусе Вайле, говорит о том, что он глубоко социальное существо. Его любовь к сделкам, его готовность исполнять желания тех, кто с ним контактирует, его завораживающая маска — все это указывает на создание, которому для жизни и процветания необходимы взаимодействие, общение и игры. Склонное к подобному существо наверняка сошло бы с ума без товарища, с которым можно поговорить, поспорить и которому можно пожаловаться. Кто-то может усмотреть в этом своего рода брачные узы, только наоборот. Вместо двух половинок, соединяющихся в одно целое, — как при обете Мары, — мы имеем одно целое, разделившее себя на две половинки. Вот такая парадоксальная инверсия аэдрического ритуала.

«Но почему именно собака?» — спросите вы. Годами я пытался найти этому объяснение. И снова я могу выдвинуть немногим больше, чем предположение. Я думаю, что это как-то связано с разделением силы. Если бы Клавикус Вайл отрезал более значительный кусок своего анимуса, чтобы создать равного, то эти двое постоянно бы строили друг против друга козни. Создавая партнера-собаку, Вайл закрепляет за собой главенствующую роль. Собака — древний символ верности и подчинения. Они слуги и никогда не бывают хозяевами. Так и с Барбасом.

Конечно, Барбас — не всегда собака. Подобно другим князьям даэдра, Барбас может предстать во множестве обличий. Он появлялся как в образе человека, так и в образе мера, в виде животных, низших даэдра и даже в виде неодушевленных предметов! Считается, что способность менять свою форму, но при этом сохранять за собой свой изначальный анимус — это сила, неподвластная никаким даэдра, кроме самих князей. Совпадение? Не думаю.

Скорее всего, мы никогда не познаем истинную природу Барбаса, но изложенные выше факты приводят меня к единственному выводу: Барбас и Клавикус Вайл — это одна личность в двух обличьях. Это уникальный и занимательный парадокс — одна из тех тайн, ради которых стоит заниматься даэдрологией!

© 2000—2020 ElderScrolls.Net. Частичная перепечатка материалов сайта возможна только с указанием ссылки на источник.
Торговые марки The Elder Scrolls, Skyrim, Dragonborn, Hearthfire, Dawnguard, Oblivion, Shivering Isles, Knights of the Nine, Morrowind, Tribunal, Bloodmoon, Daggerfall, Redguard, Battlespire, Arena принадлежат ZeniMax Media Inc. [15.64MB | 50 | 1,535sec]