День детей:
День детей в Бетони - праздник, имеющий жуткую предысторию. Всем известно, хотя немногие предпочитают об этом помнить, что День детей начинался как поминовение 12 украденных вампирами детей, которых больше никто не видел. Это произошло больше сотни лет назад, а этот день с тех пор перешел в праздник молодежи.
День детей
19 день
Огня очага
ElderScrolls.Net
Главная » Книги » От старой жизни к новой
Разделы:

От старой жизни к новой

Оригинальное название
From Old Life To New

Сказка о двух праздниках
Ботьольф Медовар

«Пап, а почему вестник Новой жизни был таким страшным?»

Когда мой младший задал мне этот вопрос во время Праздника Новой жизни, я засмеялся. В детстве я спрашивал то же самое у своего собственного отца. Он ответил: «Когда наступит осень, спроси об этом у бабушки».

Чтобы понять этот ответ, нужно вспомнить о Празднике Старой жизни, который мы проводим, когда дни становятся короче, а поля пустеют. В это время рассказывают страшные истории и поют какого же рода песни. В «Неизвестном пассажире» рассказывается о таинственном незнакомце на корабле — никто из других путешественников не помнит, как он поднялся на борт. «Олененок, потерявшийся в лесу» узнает, что бродячий волк убил его мать и надел ее шкуру, и, пытаясь сбежать, оказывается в волчьем логове. «Полуночный постоялец» снимает комнату глухой ночью, но к утру исчезает — забрав с собой ребенка хозяина трактира.

Мы рассказываем эти байки, когда ночи становятся длиннее. У каждой расы есть свои вариации, но во всем Тамриэле темы схожие: опасность во тьме, угроза невинным или молодым, злое существо, нападающее в относительной безопасности домашнего очага. Но «Волк, который жаждал неба» до сих пор заставляет меня дрожать от страха — и неважно, насколько ярко горит огонь.

Далекой ночью моя бабушка рассказала деревенским ребятишкам сказку об огромном волке с горящими глазами, который выходил на наши земли в ночную пору. Его бесконечный голод был известен повсюду — он пожирал вулканы Морровинда, пил из залива Илиак — да так, что оставил после себя пустыню Алик’р, — и использовал великие деревья Валенвуда в качестве зубочисток. Но сколько бы ни ел и ни пил волк, он не мог насытиться. Он хотел все больше, и больше, и больше.

Однажды ночью волк увидел две луны, танцующие на небе. Массер, большая луна, смеялся и вел в этом танце. Секунда, меньшая луна, следовала за Массером.

«Ведите себя тихо! — прорычал волк. — А не то я стащу вас на землю, распотрошу и пожру все ваши внутренности, как случилось с айлейдскими городами».

«Ты никогда не доберешься до нас!» — подразнил его Массер. «…доберешься до нас», — повторила Секунда.

«Правда? — прорычал волк. — Я буду прыгать с самой высокой горы, пока не доберусь до неба. Затем я встану на две маленькие луны и буду грызть и рвать их, пока не останется и следа от лун».

«Но все заметят, если одного из нас не станет!» — прокричал Массер. «…одного из нас не станет», — повторила Секунда.

«Я сменю свою шкуру, чтобы походить на вас, — прорычал волк. — Вместо вас на небе будут сиять мои горящие глаза. Никто не заметит разницы».

«Солнце узнает, что на небе не мы», — прокричал Массер. «…на небе не мы», — повторила Секунда.

«Тогда я съем солнце, — прорычал волк. — А затем пожру все звезды».

«Ты не сможешь сделать это с нами», — прокричал Массер. «…сделать с нами», — повторила Секунда.

«Нет, смогу, — прорычал волк. — И как только я наемся на небе, как только не останется ничего, кроме тьмы, я встану сверху на мир и буду выть!»

На этих словах моя бабушка подалась вперед, растопыривая руки, будто когтистые лапы. В ту же секунду в комнату ворвалась и завыла фигура с головой волка. Дети закричали. Свечи погасли.

Я помню, как дрожал в темноте, стараясь не издать ни звука. Казалось, прошла вечность, но на самом деле мое сердце не успело сделать и десяти ударов.

По комнате разлился мягкий свет из фонаря, который зажгла бабушка. Она посмотрела на фигуру с головой волка и сказала: «Не сейчас, волк. Свет солнца слишком силен. Оно само тебя поглотит».

«Тогда я подожду, пока солнце не ослабнет, — прорычал оборотень. — И в тот день я проглочу его целиком».

«Попробуй, — ответила бабушка, — но солнце тебе так просто не дастся».

С этими словами фонарь вспыхнул ярче. Оборотень взвыл от боли и сбежал из комнаты. На несколько мгновений воцарилась тишина. Затем бабушка заговорила вновь.

«Никогда не забывайте об опасности, таящейся в темноте. Она может проскользнуть в вашу обитель и утащить с собой в ночь. Затухающий свет — это старая жизнь, которая проходит позади нас. Скоро придет новая жизнь, и солнце возвестит о ее прибытии».

Через много недель после этого начался Праздник Новой жизни. Я помню, как мы все собрались на площади — незадолго до полудня. Помню, как закричали дети, когда увидели человека-волка, который смело шел в нашу сторону. Но, подойдя, он снял с плеч волчью голову и раскрыл свое настоящее лицо.

Это был мой папа!

Разумеется, он не был никаким оборотнем. В свете полуденного солнца перед нами стоял обычный человек в костюме. Атрибуты его наряда — медвежьи когти и рычащие, разукрашенные морды — при дневном освещении выглядели почти что комично. Он улыбнулся и сказал нам, что свет солнца наполнил его надеждой и во время этого праздника он будет вестником Новой жизни.

Поэтому, когда годы спустя мой младший спросил, почему вестник Новой жизни был таким страшным, я засмеялся.

«Когда наступит осень, спроси об этом у бабушки».

© 2000—2020 ElderScrolls.Net. Частичная перепечатка материалов сайта возможна только с указанием ссылки на источник.
Торговые марки The Elder Scrolls, Skyrim, Dragonborn, Hearthfire, Dawnguard, Oblivion, Shivering Isles, Knights of the Nine, Morrowind, Tribunal, Bloodmoon, Daggerfall, Redguard, Battlespire, Arena принадлежат ZeniMax Media Inc. [15.64MB | 50 | 1,436sec]