24 день
Огня очага
ElderScrolls.Net
Главная » Книги » Неопровержимый свидетель, часть 1
Разделы:

Неопровержимый свидетель, часть 1

Оригинальное название
Sacred Witness, Part 1

Энрик Милрес

Мне довелось повидать графинь и куртизанок, императриц и ведьм, ярых воительниц и поборниц мира, но мне никогда не приходилось встречать женщину, подобную Матери Ночи. И я никогда не встречу ее снова.

Я писатель и поэт, не снискавший громкой славы. Если я назову свое имя, вы можете узнать его, но я не удивлюсь, если это не так. До недавних времен я проживал в городе Сентинель на побережье Хаммерфелла и водил дружбу со многими артистами, художниками, декораторами и писателями. Я и подумать не мог, что когда-нибудь я буду безошибочно распознавать убийц по их легкой поступи, а уж тем более буду водить знакомство с их королевой, Кровавым Цветком, Леди Смертью и Матерью Ночи.

Конечно, я слышал о ней.

Несколько лет назад мне повезло встретиться с Пелларном Асси, уважаемым ученым, который приезжал в Хаммерфелл, чтобы провести исследования для своей книги об ордене Диагны. Его труд «Братья Тьмы» вместе с книгой «Огонь и тьма: братства смерти» Инира Горминга считаются каноническими трудами об орденах наемных убийц Тамриэля. К счастью, сам Горминг тоже находился в Сентинеле, и мне повезло встретиться с ними обоими в мрачном притоне скумы в затхлых городских трущобах. Мы курили и говорили о Темном Братстве, Мораг Тонг и Матери Ночи.

Не оспаривая возможности того, что Мать Ночи может быть бессмертной или по крайней мере очень долго живущей, Асси считает, что, вероятнее всего, разные женщины — или даже мужчины — в течение столетий занимали этот почетный пост. Он утверждал, что говорить, что есть только одна Мать Ночи, — не логичнее, чем утверждать, что есть только один король Сентинеля.

Горминг же считает, что Матери Ночи никогда не было — по крайней мере, в человеческом облике. Мать Ночи — это сама Мефала, которую Братство считает второй после Ситиса.

«Я не думаю, что мы сможем узнать это наверняка», — дипломатично заметил я.

«Однозначно можем, — прошептал Горминг, оскалившись. — Поговори с тем парнем в плаще, что сидит в углу».

До этого я и не замечал того человека, который одиноко сидел, скрывая лицо под капюшоном. Он будто не выделялся на фоне грубых камней и грязного пола. Повернувшись к Иниру, я спросил его, почему этот человек должен знать о Матери Ночи.

«Он из Темного Братства, — прошептал Пелларн Асси. — Это ясно как день. Даже и не вздумай заговорить с ним о ней».

Мы переключились на другие вопросы, касающиеся Мораг Тонг и Братства, но я не мог забыть того одинокого человека, взгляд которого был устремлен в никуда и ощущался всюду, человека, сидящего в углу грязной комнаты с клубами дыма от скумы, плавающими вокруг него, подобно призракам. Когда я увидел его на улицах Сентинеля несколько недель спустя, то пошел за ним.

Да, я пошел за ним. Читатель может спросить меня: «Зачем? Как?» Я не виню вас в этом.

«Как?» — это вопрос того, насколько хорошо вы знаете свой город, вернее, знаете ли его так хорошо, как его знаю я. Я не вор и не умею ходить тихо, но я знаю улицы и переулки Сентинеля как свои пять пальцев, ведь я жил в нем годами. Я знаю, какие мосты скрипят, какие здания отбрасывают длинные тени, интервалы между переливами птичьего пения, разливающегося вечерами над городом. Относительно легко я следовал за темным братом, оставаясь вне поля его зрения и слуха.

Ответить на «Зачем?» еще проще. Меня вело врожденное любопытство писателя. Когда я вижу нечто странное или необычное, я наблюдаю за ним. Это мое проклятие.

Я следил за человеком в капюшоне. Мы углубились в город и шли по переулкам — таким узким, что между домами нельзя было найти даже щелку, — мимо старых покосившихся заборов, и вдруг каким-то чудом мы оказались в месте, где до этого я никогда не был. Маленькое кладбище с дюжиной старых полуразвалившихся деревянных надгробий. У окружающих домов окна на эту сторону не выходили, и, похоже, никто не знал о существовании этого маленького некрополя.

Никто, кроме шестерых мужчин и одной женщины, стоявших там. И меня.

Женщина сразу увидела меня и жестом позвала подойти поближе. Я мог бы убежать, но… не мог. Я узнал о тайне здесь, в родном Сентинеле, и теперь я не мог уйти.

Она знала мое имя и произнесла его с мягкой улыбкой. Мать Ночи была небольшой старой женщиной с пушистыми седыми волосами, щеками, сморщенными как печеное яблоко, и добрыми глазами, голубыми как Илиакский залив. Она нежно взяла меня за руку, мы уселись среди могил и заговорили об убийстве.

Она не всегда находилась в Хаммерфелле и не всегда доступна для встреч, но, похоже, с радостью общается с заказчиками.

«Я пришел не для того, чтобы нанять Братство», — сказал я уважительно.

«А тогда зачем же?» — спросила Мать Ночи, пристально глядя на меня.

Я ответил, что хотел узнать о ней. Я не ожидал получить ответ, но она стала рассказывать.

© 2000—2020 ElderScrolls.Net. Частичная перепечатка материалов сайта возможна только с указанием ссылки на источник.
Торговые марки The Elder Scrolls, Skyrim, Dragonborn, Hearthfire, Dawnguard, Oblivion, Shivering Isles, Knights of the Nine, Morrowind, Tribunal, Bloodmoon, Daggerfall, Redguard, Battlespire, Arena принадлежат ZeniMax Media Inc. [15.65MB | 49 | 1,434sec]