26 день
Начала морозов
ElderScrolls.Net
Главная » Книги » Алик’р (Вторая эра)
Разделы:

Алик’р (Вторая эра)

Оригинальное название
The Alik'r (Second Era)

Энрик Милнес

Вероятно, я никогда бы не отправился в пустыню Алик’р, не встреть я Велтана в маленькой таверне в Сентинеле. Велтан — редгардский поэт, чьи стихи я читал, правда, в переводе. Он предпочитает писать на староредгардском, а не на тамриэльском. Однажды я спросил его, что тому причиной.

«Тамриэльское слово, означающее божественное порождение выдержанного, шелковистого, прессованного кислого молока, — это… сыр, — сказал Велтан, и широкая улыбка осветила его смуглое лицо. — На староредгардском это звучит „млуо“. Скажи теперь, коли ты был бы поэтом, свободно разговаривающим на обоих языках, какое слово ты бы использовал?»

Как дитя городов, я желал поведать ему истории об их шумности и порочности, безумных ночах и ритмах, культуре и упадке. Он слушал с благоговением рассказ о месте, в котором я родился: беломраморном Имперском городе, где все население убеждено в своей исключительности, причиною чему близость императора и глянец улиц. Говорят, что быть нищим на бульварах Имперского города — все равно что жить во дворце. За кружкой приправленного специями эля я потчевал Велтана описаниями бурлящего жизнью рынка в Риверхолде; темного и удручающего Морнхолда; украшенных литьем вилл Лилмота; удивительных и опасных переулков Хелстрома; великолепных проспектов старого Солитьюда. Он восхищался, удивлялся, задавал дополнительные вопросы и комментировал.

«Я чувствую, будто я знаю твой дом — пустыню Алик’р — из твоих стихов, хоть никогда там не бывал», — сказал я ему.

«Но ты не знаешь. Ни одна поэма не может описать Алик’р. Она может подготовить тебя к посещению много лучше, чем самый лучший справочник. Но если ты хочешь узнать Тамриэль и быть истинным жителем всей планеты, ты должен поехать и прочувствовать дух пустыни сам».

Мне потребовалось чуть больше года, чтобы разобраться с делами, скопить денег (моя самая большая головная боль) и оставить городскую жизнь ради пустыни Алик’р. Я взял несколько томов поэзии Велтана в качестве путеводителя.

«Священное пламя вздымается над огнем, Призраки великих мужчин и женщин без имен, Мертвые города появляются и исчезают в пламени, Песнь откровений Диоскори, Горящие стены и неподвластные времени камни, Обжигающий песок, что лечит и разрушает».

Эти начальные шесть строчек поэмы моего друга «О бессмертии песка» подготовили меня к первому взгляду на пустыню Алик’р, хотя и не дали точного представления. Мое бедное перо не может описать суровость и великолепие, изменчивость и постоянство Алик’ра.

Движущийся песок пустыни сметает все установленные людьми границы, разделяющие владения. Я никак не мог определить, нахожусь ли в Антифиллосе или в Бергаме, да и из местных немногие могли дать разъяснения. Для них, а теперь и для меня, мы просто в Алик’ре. Нет. Мы — часть Алик’ра. Последнее ближе к философии людей пустыни.

Я видел священное пламя, о котором читал в стихах Велтана в мое первое утро в пустыне: обширный красный туман, исходящий, казалось, из самой тайной сути Тамриэля. Задолго до полудня туман рассеялся. Затем я увидел города Велтана. Порыв ветра поднял из песка Алик’ра руины, другой порыв скрыл их. Ничто в пустыне не вечно, но и не исчезает безвозвратно.

Днем я укрывался в палатке и размышлял о характере редгардов, позволившем им приспособиться к этой жестокой, неподвластной времени земле. Они воины по природе. Великолепны в команде. Любая вещь обретает ценность, только если за нее приходится бороться. Никто не оспаривал у них право на пустыню, но сам Алик’р — достойный противник. Битва продолжается. Это война без вражды, святая война в том смысле, который обычно вкладывается в это словосочетание.

Ночью я мог созерцать землю в ее относительном спокойствии. Но спокойствие было лишь мнимым. Камни сами по себе наполнялись жаром и светом, но исходящим не от солнца или лун — Джоун и Джоуд. Энергия передавалась камням от биения сердца самого Тамриэля.

Два года я провел в Алик’ре.

Я пишу это, уже вернувшись в Сентинель. Идет война с Эбонхартским Пактом и Альдмерским Доминионом. Все мои товарищи — поэты, писатели и художники — удручены алчностью и спесью, что бросили людей в битву. Это деградация, трагедия. На староредгардском «аджсея», обратное движение по спирали.

И все же я не могу грустить. За годы, проведенные в великолепии Алик’ра, я видел вечные камни, которые продолжают жить, в то время как люди продолжают умирать. Мне удалось обрести внутреннее зрение в этой земле без дорог, без устойчивых форм, изменчивой и в то же время неизменной. Вдохновение и надежда живут вечно в отличие от людей, они сродни камням пустыни.

© 2000—2020 ElderScrolls.Net. Частичная перепечатка материалов сайта возможна только с указанием ссылки на источник.
Торговые марки The Elder Scrolls, Skyrim, Dragonborn, Hearthfire, Dawnguard, Oblivion, Shivering Isles, Knights of the Nine, Morrowind, Tribunal, Bloodmoon, Daggerfall, Redguard, Battlespire, Arena принадлежат ZeniMax Media Inc. [15.71MB | 49 | 1,275sec]