19 день Мороза
а этой странице представлены стихи победителей осенне-зимнего конкурса стихов 2007 года на темы "Болезни Тамриэля" и "Колыбельные Тамриэля". У тех, кто не успел принять участие в этом конкурсе, есть возможность посоревноваться в новых конкурсах и поединках, а также опубликовать свои творения (не только стихотворные) в подфоруме "Академия Искусств".
Стихи остальных участников читайте в соответствующей теме на форуме.

Болезни Тамриэля


В этой номинации из девяти присланных работ здесь представлены первые три места. Победу одержала Lexy Lachance.

       Ликантропия

    Звезды не видно в небе ни одной.
    Что луны ночью делают со мной?
    Я покорён, я сломан их сияньем.
    Пряма дорога, но пути кривы,
    И весь в снегу я с ног до головы.
    Ослеп от скорости, от частоты дыханья.

    Танцуют луны, бешен их полёт.
    Безумен я, как рыба бьюсь об лёд,
    Земли промёрзшей сотрясая недра.
    Бьёт по лицу тугая снега плеть,
    И начинает мощь во мне кипеть.
    За мной следит внимательно Даэдра.

    И надо мной висит Его рука,
    Вольна схватить за шкирку, как щенка:
    Я раб Его. Я гончий безотказный.
    Он на охоту вновь меня зовёт...
    Морозна ночь. Рывками горизонт
    Летит навстречу, чёткий и прекрасный.

    Хоть я среди людей теперь изгой,
    Пусть ищет ведьму кто-нибудь другой,
    Хлебает сок из ягод белладонны.
    Я не боюсь их криков и угроз!
    Свобода, ночь, погоня и мороз!
    И правят жизнью новые законы...





Второе место занял Mescalito.

       * * *

    Небесный омут поглотил крупицы звёзд.
    Над головой лишь полная луна, как наважденье...
    Шагаю по тропинке зверя, отшвырнув сомненья.
    Здесь места нет для сожаления и слёз.

    Я чётко помню, как замкнулся коридор.
    Я помню ту безжалостную ночь, когда во мраке
    Увидел волка я, и еле выжил в страшной драке.
    Посланник Гирцина мне вынес приговор...

    В жару и лихорадке я провёл три дня.
    Целитель сельский лишь в бессилии развёл руками.
    И только ты, любимая, все силы прилагала
    В попытке безуспешной вылечить меня.

    На третью ночь был поднят мною белый флаг.
    Я прекратил бороться и утратил власть над волей...
    С тех пор в луне на небе нет романтики ни доли -
    Я вижу в ней лишь чьей-то скорой смерти знак.

    Я, углубившись в лес, перехожу на бег:
    Ведомый жаждой крови, снова вышел на охоту.
    И барабанят в сердце незатейливые ноты,
    И настороженно похрустывает снег.

    Прорезал ночь исполненный восторгом вой:
    След взят, и глаз заметил вдалеке движенье тени.
    Как метко пущенный убийцей дротик мчусь я к цели -
    И вот она, дрожа, стоит передо мной.

    Мне безразлично. Умоляй, кричи и плачь.
    Не раз я слышал перед смертью жертвы хрип и стоны.
    Я не злодей! Мне нужен лекарь! Я смертельно болен!
    Но предложить услуги может лишь палач.

    Оскалив зубы, с жадностью впиваюсь в плоть.
    Хруст сухожилий слился с диким криком адской боли.
    Зажмурившись, я наслаждаюсь ржавым вкусом крови,
    Не в силах зверя в своём сердце побороть...

    ...

    Поток лучей разверзнет небо поутру,
    Осветит осквернённую поляну, ужаснётся,
    Стремительной лавиной по округе пронесётся
    И, выследив убийцу, спустит тетиву.

    Вонзится в оборотня яркий свет стрелой.
    Протяжно взвоет волк, моё сознанье покидая.
    Спадёт с очей моих тумана пелена густая,
    Припомню я события поры ночной…

    И всякий раз, бредя к своей лачуге, я
    Молю своих богов, без устали взывая к небу,
    Чтобы убитым человеком, брошенным под снегом,
    Не оказалась ненаглядная моя…

    Луна ушла, ночной кошмар забрав с собой.
    Но в безмятежности кружащей снегом канители
    Взорвётся горький крик невосполнимости потери
    Вервольфа, проклятого роковой судьбой.





Третье место также досталось Lexy Lachance.

       * * *

    Избавь меня от тягот сожаленья
    И не смотри глазами полными тоски
    В лицо моё. Грядёт пора цветенья.
    Златой канет распустит лепестки;

    И перламутром росы луг укроют
    Прохладным утром в мягкости теней,
    Придёт жара полуденной порою,
    Ударит свет счастливей и сильней.

    И будет пахнуть крепко сладким мёдом
    Душистый вереск у реки Одай.
    И только я в искрящуюся воду
    Не опущу ладони никогда.

    Избавь меня от горьких слёз, избавь же,
    От слов прощанья, тени на лице
    И плеч опущенных. Ты был всегда отважен,
    Так не печалься о моём конце.

    Всё это было для меня загадкой,
    Любима жизнью, не любя её.
    Я благодарна этой лихорадке
    За лишний день. И пусть берёт своё.

Колыбельные Тамриэля


В этой номинации из шести присланных работ представлены первые две. Победа досталась Welder'у.

       * * *

    На гулком отступе фояды,
    Вдали от посторонних глаз,
    С крысиным логовищем рядом
    Зияет тьмой глубокий лаз.

    В той шахте угольной старинной,
    На груде ломаных камней
    Устало дышит мать огрима
    И новорожденный при ней -

    Комочек хрупкий и прекрасный.
    От родов отошла едва -
    С суровой огримскою лаской
    Мурлычет нежные слова:

    "Малыш мой милый, спи спокойно,
    Уходит в ночь твой первый день.
    Закрой глаза, уже не больно.
    Навеет сон густая тень.

    Под сенью туч, в краю суровом
    Лишь мигом этим я жила.
    И мир пополнив сердцем новым
    Теперь к пределу подошла.

    Судьбе нелёгкой я покорна,
    Не нам судить творцов пути.
    Тебя отдав ущельям горным
    Сама взамен должна уйти.

    А ты, сынок, ступай смелее
    За кручи гор, за солнцем вслед,
    Что словно светоч пламенеет -
    Спасёт оно от многих бед.

    Подставив грудь тугому ветру
    Осилишь множество дорог.
    Тебя минуют длань даэдра
    И Нереварина клинок.

    Открыв неведомые страны
    Огнём души отвергнешь ложь,
    И добродушным великаном
    По жизни праведно пройдёшь.

    Спеши вперёд, ищи, старайся,
    Вести не бойся за собой,
    Но неизменно оставайся
    Простым и добрым, милый мой."

    Склонилась мать над сыном спящим.
    И тут же, устремившись ниц,
    Слеза, жемчужиной блестящей,
    Случайно капнула с ресниц.

    Оставив след в морщинке тонкой,
    Души осколком, чуждым зла,
    Не потревожив сна ребёнка
    По щёчке маленькой стекла...

    ...

    Игрой цветов на гладких стенах
    Забрезжил призрачный рассвет.
    Коснувшись стынущего тела,
    Он понял - мамы больше нет.

    Свой скорбный кров окинув взглядом
    Скорей покинул тёмный зал,
    Но лишь ступив на дно фояды
    Дремору рядом увидал.

    "А вот и ты, - потёк елеем,
    окутал голос крепче пут. -
    Ступай со мной. Не трусь, смелее.
    Тебя давно и очень ждут."

    И глядя, как над гор излукой
    Светило медленно встаёт,
    Огрим, подав дреморе руку,
    Шагнул безропотно вперёд...





Второе место заняла Arilita.

       * * *

    Спят гуар и алит,
    Квама спит и никс-гончая,
    Данмер маленький спит,
    Бормоча неразборчиво,

    Серый скриб не скрипит,
    Нетч уснул за кормушкою,
    Карапуз-Босмер спит,
    С новым луком-игрушкою.

    Смотрит Массер в окно
    Круглым, в пятнышках, мячиком,
    Хаджит-крошка давно
    Спит, свернувшись калачиком,

    А Секунда шутя
    Льёт свет тонкими струйками:
    Дремлет Хиста дитя,
    В нём мерцая чешуйками.

    В снах своих выше крыш,
    Сжав пергамент исчерченный,
    Сонный Альтмер-малыш
    Улыбнется доверчиво.

    Ночь крылом Морроувинд
    Обнимает таинственный...
    Всё вокруг крепко спит,
    Спи и ты, мой единственный.

Напоминаем, что художественные и литературные конкурсы регулярно проводятся в подфоруме "Академия Искусств". Там же вы можете представить читателям своё творчество и вне конкурсов.