28 день Огня

Helmut

Уровень:40
Раса:Неупокоённый
Пол:Мужской
Класс:Лич
Созвездие:Маг
Репутация:25
Здоровье:350 / 350
Магия:250 / 250
Усталость:--- / ---
Характеристики:
Сила:100
Интеллект:100
Сила воли:100
Ловкость:88
Скорость:82
Выносливость:76
Привлекательность:40
Удача:75
Защита: Переменная
Главные навыки:
Длинные клинки:74
Средние доспехи:70
Разрушение:100
Восстановление:82
Колдовство:100
Важные навыки:
Защита:62
Иллюзии:78
Изменения:100
Мистицизм:83
Зачарование:100
Фракции:
Мораг Тонг:Неизвестно
Гильдия Магов:Неизвестно
Дом Телванни:Неизвестно

Любимое снаряжение

юбимое оружие: Древний меч "Вампирис"

Любимая тактика боя

ходу броситься в атаку, пока не опомнились связать боем как можно больше врагов, после чего рывком разорвать дистанцию, поднять орду мертвецов и... Если бой на открытом месте, можно взлететь и с воздуха поддержать своих боевыми заклятьями.

Описание / История

Когда-то я был боевым магом... Не самым сильным, но и далеко не из худших, один раз даже получил награду из рук самого Короля Лисандуса. Когорта наша была на хорошем счету, нас частенько бросали в самые опасные места, и не последнюю роль играл я в том, что возвращались мы с победами и с минимальными потерями. Но мало кто в когорте знал, что еще со школы увлекался я некромантией. И хотя старался я пореже практиковать это жутковатое искусство, война есть война, и бывали ситуации, когда честная боевая магия уже не могла помочь.

Всему настает конец, убили и меня. Попали мы в засаду в горах, в узком месте, где солдатам не развернуться, а враги двинули вперед четырех магов, и пришлось мне одному прикрывать отход когорты. Продержался я, конечно, недолго, но одного все же завалил, одного проклял, а двое остальных подустали, подослабели, и поддержать своих в атаке не рискнули. А наши все же успели вырваться из ущелья, перестроиться и встретить врага неприступной стеной фаланги. Встретили, опрокинули и погнали, и на их плечах ворвались-таки в долину.

Вот тут и сказалось моё увлечение некромантией. Дух мой был уже на пути в Забвение, но какая-то связь с телом все же оставалась, и видел я, как после боя солдаты отыскали мой труп. А поскольку с детства рос я сиротой, и некому было забрать тело, отрядил центурион троих воинов отвезти меня на родину и похоронить с почестями. Те так и поступили. Нашли тихую уединенную пещеру и похоронили меня в ней честь по чести, и плиту каменную поставили.

И лежал я в пещере, и годы текли мимо меня, как песок сквозь бесплотные пальцы, не касаясь и не тревожа меня. И странствовать бы спокойно духу моему по Забвению до скончания времен, но нашли гробницу мою слуги Шестого Дома, разворошили её и устроили в ней своё поганое капище, а плиту мою в гнусный алтарь превратили. Пришлось вылезать на свет божий и разгонять эту развеселую компашку. Кого-то порвал, остальные разбежались. Сел я на камень и стал думу думать, что дальше-то делать?

В гробнице оскверненной оставаться как-то не хотелось, и решил я пойти в ближайшую Гильдию Магов. Посох мой вместе со мной схоронили, и хотя сгнил он почти весь, все равно, думаю, должны же за своего признать. Ну, до города я добрался спокойно, деревни старался обходить, а как в город вошел, тут-то и началось. Забегали все, заорали, будто покойника бродячего никогда не видали. Откуда ни возьмись набежала толпа храмовников и живо меня скрутили, ведь я за годы покойные силы подрастерял изрядно. Стали они гадать, что со мной делать. Казнить меня невозможно, а изгнать за пределы мира у жрецов все-таки силенок не хватило.

Не придумали ничего лучше, как отправить меня в самую дальнюю тюрьму, сунуть в самую глубокую камеру, и дверь святыми заклятьями запечатать. И хотя мертвому все равно, где лежать, в могиле или в темнице, обидно-то как! И сидел бы я там до сих пор, и еще невесть сколько веков, но какой-то имперский бюрократ раскопал старые архивы и нашел списки личного состава нашей когорты, с краткими характеристиками воинов. Придурок, мог бы спуститься и меня спросить, в сто раз быстрее бы вышло. Ну, бюрократ, он и в Сентинеле бюрократ, ему куда приятнее в пыльных бумагах копаться, чем с пыльным скелетом беседовать. Сделать бы себе ожерелье из соулгемов с чернильными душонками, но что толку: какие там души - как у вампиров, видимость одна.

Вдруг засуетились они чего-то, спешно вытащили меня, ничего не объяснив, сунули на корабль и отправили неизвестно куда. Вот тогда я узнал, что покойника тоже может морская болезнь пробрать. Привезли на Вварденфелл, зачислили в имперскую разведку, дали денег, снабдили рекомендательными письмами и даже храмовников приструнили: свиток с имперской печатью иногда лучше волшебного талисмана оказывается.

Такая вот история, так и начались тут мои странствия, а когда закончатся - неизвестно. Ну, спасибо что не выгнали старого лича из своей таверны. Эх, жаль пива мне не выпить, а то я, может, еще бы чего рассказал.